Политолог: Москва может стать посредником между Анкарой и Багдадом

Политолог: Москва может стать посредником между Анкарой и Багдадом РИА Новости. Наталья Селиверстова

Россия может стать посредником между Турцией и Ираком, способствуя урегулированию кризиса в отношениях двух стран, возникшего из-за размещения турецкого военного контингента на севере Ирака, заявил РИА Новости иракский политолог, профессор университета Салахаддин (Эрбиль) Азиз Барзани.

Иракский парламент в минувший вторник принял резолюцию, в которой высказан протест против присутствия турецких военных в районе Башика под Мосулом. Парламентарии потребовали от правительства Ирака принятия необходимых юридических и дипломатических мер, включая пересмотр экономических отношений между двумя странами.

МИД Турции осудил эту резолюцию. Премьер Турции Бинали Йылдырым заявил, что турецкие военные продолжат оставаться в лагере Башика на севере Ирака. В свою очередь, премьер Ирака Хайдер аль-Абади заявил, что турецкие военные не должны себя чувствовать в его стране как дома.

"Россия могла бы стать посредником между Багдадом и Анкарой с целью преодоления их противоречий по Башике и объединения усилий в борьбе против террористической группировки "Исламское государство" (ИГ, запрещена в РФ и других странах). Операция по освобождению от ИГ иракского Мосула, которая должна начаться в ближайшие дни, ослабит позиции группировки и в Сирии, что является важным для РФ и ее союзника — президента Сирии Башара Асада", — заявил Барзани.

Он отметил, что сейчас к югу от Мосула находится большая иракская армия при поддержке 700-800 инструкторов США, а к северу — военные формирования Иракского Курдистана (пешмерга).

"К юго-западу от Мосула дислоцированы около 50 тысяч бойцов шиитского ополчения Ирака "Аль-Хашд аш-Шааби", которое поддерживает Иран. Это армия, сформированная по религиозному признаку, поэтому они готовы воевать против любых суннитов, не только против ИГ. Именно этого опасается Турция, которая против их участия в операции по освобождению Мосула от ИГ. Между тем роль самой Турции в этой операции может стать очень важной, прежде всего с точки зрения логистики. С учетом соотношения сил противников, Мосул можно освободить за один месяц, но чтобы по-настоящему взять его под контроль, понадобится не менее трех месяцев, в течение которых в городе может продолжаться уличная война с терактами и снайперами", — сказал собеседник агентства.

Он напомнил, что население Мосула до захвата города ИГ превышало 3 миллиона человек, большинство из них составляли арабы-сунниты, но в самом городе и его окрестностях также проживали курды, христиане, шииты. Эксперт не исключил, что после изгнания ИГ в Мосуле начнется вооруженный конфликт между шиитским ополчением, арабами-суннитами и пешмерга. Но, по словам Азиза, этого можно избежать, если Багдад пойдет на федерализацию этого региона.

"Когда ИГ уйдет из Мосула, город уже не останется прежним и не будет принадлежать Багдаду, как раньше, так как арабы-сунниты хотят жить автономно, как и курды. Есть несколько идей по поводу будущего Мосула. Город может быть разделен на четыре района, где будут обособленно жить арабы-сунниты, курды, христиане и шииты. Официально Мосул при этом будет подчинен Багдаду. Другой вариант — весь Мосул как самостоятельная административная единица может стать федеральным регионом, что допускается конституцией Ирака 2005 года. И, наконец, Мосул и Эрбиль могут строить свои отношения с Багдадом на конфедеративной основе, по типу Боснии и Герцеговины", — заявил Барзани.

По его словам, иракские курды и арабы-сунниты на севере Ирака больше тяготеют к Анкаре, чем к Багдаду, где сильны позиции шиитских партий. "Сегодня наши отношения с Турцией лучше, чем с центральным правительством в Багдаде. Для Мосула тоже выгоднее сотрудничать с Турцией, а для турок это шанс получить подряды и отстроить заново Мосул после военных действий", — сказал Барзани.

Он отметил, что окрестности Мосула богаты полезными ископаемыми, в частности нефтью, которую регион так же, как курдская автономия северного Ирака, может продавать на мировые рынки через Турцию. Таким образом, союз между Турцией, иракским Курдистаном и суннитами в Мосуле после освобождения города от ИГ усилится, прогнозирует Барзани.