Версальская вечеря насторожила Европу

В понедельник президент Франции Франсуа Олланд собрал у себя в Версале на неформальный ужин лидеров стран, представляющих ведущие экономики Евросоюза: канцлера Германии Ангелу Меркель, премьер-министра Италии Паоло Джентилони и премьер-министра Испании Мариано Рахоя. В Париж съехались не для того, чтобы насладиться блюдами французской кухни. В Версале обсуждали вызовы, с которыми столкнулся Евросоюз, переживающий свой самый серьёзный кризис.

Хозяин встречи, Франсуа Олланд, призвал гостей строить «Европу прогресса». За этой броской фразой кроется стремление французского президента принять новые принципы и нормативы строительства Европейского Союза. Смысл их участникам версальской вечери видится в том, что у стран ЕС «разный уровень развития, разный потенциал и разные возможности». Поэтому отстающие страны Союза «не должны мешать развиваться другим».

Келейность неформального саммита, обсуждающего важнейшие проблемы Евросоюза, ярко показала, что веру в светлое будущее народов Союза утрачивают не только страны, застрявшие на обочине европейского развития, но и те, кого так любят называть локомотивами экономики ЕС. Теперь к этому светлому будущему участники версальской встречи будут пробиваться чуть ли не поодиночке.

Дело в том, что даже страны, представленные в Версале, демонстрируют разный уровень экономической устойчивости. Италия и Испания, например, обременены долгами, значительно превышающими их валовой национальный продукт. Есть вопросы и к участникам саммита. Двое из них (Паоло Джентилони и Мариано Рахой) остаются пока формальными, а не авторитетными лидерами в своих странах и вряд ли могут рассчитывать на стабильную поддержку новых инициатив в парламентах.

Франсуа Олланд практически утратил авторитет во Франции. Теперь отношение этой страны к Евросоюзу будет формироваться уже на основе позиции президента, выборы которого завершатся через два месяца. Шаткое положение и у признанного лидера европейских политиков — Ангелы Меркель.

Опросы общественного мнения показывают, что партия канцлера Германии потеряла лидирующие позиции в стране. Христианских демократов догнали по популярности социал-демократы, а кандидат в канцлеры от СДПГ Мартин Щульц уже начинает обходить Ангелу Меркель в предвыборной гонке.

В этих условиях версальскому квартету будет непросто убедить коллег из других 23 стран Союза, что перспективы у Евросоюза теперь только в политике «двух скоростей» развития. Оправдывая новый подход, в Версале подчёркивали, что отстающие страны «не должны быть обойдены вниманием». Этот посыл за отсутствием конкретики никто даже не комментирует. Эксперты воспринимают его, как фигуру речи, призванную успокоить лидеров стран, записанных в отстающие.

Таких много. Страны эти неоднородны. Их даже невозможно расписать на две, так называемые, группы развития. В самом деле, по данным МВФ, в прошлом году ВВП на душу населения в Болгарии не дотянулся и до 7000 американских долларов. В Литве и Латвии этот показатель был в вдвое выше болгарского, в Словении — втрое. В Финляндии, Нидерландах и Австрии в прошлом году ВВП на душу населения получили в полтора раза больше, чем приглашённые в Версаль Италия и Испания.

Вот и разберись здесь: кому какую скорость развития включать, а кого записывать в отстающие. Все эти и подобные им вопросы встанут на саммите в Риме, намеченном на 25 марта. Вообще-то в итальянской столице европейские лидеры соберутся на праздник. Будут отмечать 60-летие Римского договора, ставшего основой для построения единой Европы. О предстоящем празднике не забыли в Версале. Участники встречи выразили надежду, что «этот день станет днём обновления Евросоюза», но своим заявлением только усилили настороженность, возникшую теперь в других европейских столицах.

«Еврозона» для избранных

Эксперты, тем не менее, определили критерии отбора стран, которым «не должны мешать развиваться». К ним, безусловно, относятся государства «зоны евро». Эти экономики, связанные единой валютой, имеют общие риски и высокую степень взаимозависимости. Возможно, кого-то и попросят из этого союзообразующего клуба, но пока вопрос стоит иначе.

Его сформулировал Франсуа Олланд в интервью шести известным европейским газетам. «Мы должны признать: некоторые страны никогда не присоединятся к зоне евро, — удивил журналистов новым откровением президент Франции. — Отсюда мое предложение создать отдельный бюджет зоны евро. Потому что, желая делать все с участием 27 стран, мы рискуем совсем ничего не сделать».

В еврозону, как известно, входит только 19 стран ЕС. Требования перехода на единую валюту были достаточно высокими. Первыми их осилили старички Евросоюза, затем подтянулись вновь вступившие страны — главным образом, из Западной и Северной Европы. К кому-то из них проявили определённую снисходительность, мотивированную политическими резонами. Так, к примеру, попали в европейский валютный пул, субсидируемые Евросоюзом государства Балтии.

В последние годы там произошла настоящая деиндустриализация. В прошлом ноябре президент Латвийской Республики Раймондс Вейонис в интервью местной газете «Диена» признал, что в Латвии фактически нет своей экономики, поскольку она в значительной мере зависит от финансирования ЕС.

Однако это не повлияло на статус прибалтийских стран в зоне евро. Теперь, по версии Олланда, государства Балтии должны формировать единый бюджет с Германией, Францией, Финляндией, другими сильными европейскими экономиками, оперирующими общей валютой. Вряд ли это принесёт успех заявленному проекту «Европа прогресса».

В то же время «страны с низкой скоростью развития» останутся не только за чертой единого бюджета, но и вне проектов, который этот бюджет будет финансировать. Вспомним, кто до сих пор оперирует национальными валютами. Вот их «поимённый» список: Болгария, Венгрия, Дания, Польша, Румыния, Хорватия, Чехия и Швеция.

Как видим, версальская четвёрка записала в «отстающие» страны Союза не только с разным уровнем экономического развития, но и сильно различающимися экономическими и политическими амбициями. Взять ту же Польшу, которая уже видела себя неформальным центром Восточной Европы. Свою главную опору она искала в Прибалтике, отнесенной теперь в «высшую лигу» ЕС. Варшава, в свою очередь, рискует остаться у разбитого корыта светлого европейского будущего.

Как бы то ни было, неформальная вечеря в Версале добавила топлива в кострище европейского кризиса. Запахло не только созданием разных «зон развития», но и явным распадом Евросоюза. По крайней мере, таким видится экспертам итог неуклюжей попытки участников версальской встречи — преодолеть возникший в Союзе кризис через экономическое размежевание.

Можно посетовать на слабость нынешних политических лидеров Европы, не сумевших в критический момент найти аргументы для укрепления и развития Евросоюза. Но в поиске причин лучше оглянуться назад, посмотреть на ошибки, которые наделали европейские политики в новом веке.

Почему-то первой в этом ряду называют неконтролируемую миграцию. Она и в самом деле потрепала нервы европейцам. Однако важнее другое. Евросоюз давно уже работает в режиме «двух скоростей», когда страны с сильной экономикой обирают новичков Союза или просто слабых.

Это хорошо видно на примере Греции, у которой было развитое судостроение и садоводство. Нефтяной флот греческого судовладельца, миллиардера Аристотеля Онассиса превышал флоты многих стран мира. Сегодня греческие верфи закрыты. Центр европейского судостроения переместился в Германию. Не повезло и греческим оливкам. На рынке их заместили плоды из Испании. Хорошо известно, какой урон это нанесло экономике Греции.

Подобных примеров много. Они убедительно доказывают протекционизм Евросоюза в интересах сильных экономик. В Версале этой политике попытались придать некую легитимность. Пока не ясно, как новая инициатива поможет странам, представленным на неформальной вечере. Зато очевидно другое: равноправному партнёрству в Европе больше не рады. Но именно оно 60 лет назад в Риме объединило шесть европейских стран, убравших преграды на пути свободного передвижения людей, товаров, услуг и капитала.

 
Автор: Геннадий Грановский