Черные паруса свободы. Почему Роскомнадзор и Telegram должны прийти к компромиссу

Сейчас мы наблюдаем одну из интереснейших историй, связанных со свободой слова в интернете и государственным регулированием. Это история о том, как российское государство пытается выстроить отношения с крупной технологической компанией — мессенджером Telegram.

Сейчас, когда я пишу эту колонку, напряжение между Роскомнадзором и Telegram достигло пика. Обе стороны не собираются отступать. Активные пользователи Telegram распространяют информацию о способах обхода блокировок — и ругательски ругают российскую власть, разумеется.

Как и в любом настоящем конфликте, тут перемешано все: противоречивые данные о технической возможности/невозможности заблокировать Telegram, эмоции и личная обида Павла Дурова на российские власти.

Но самое главное — конфликт вокруг Telegram показывает две полярных картины мира, тем он и интересен. И по некоторым вопросам хорошо бы определиться каждому из нас.

Публичный интернет начинался как территория свободы — как место, где нет крупных корпораций и спецслужб, где каждый может претендовать на анонимность (и поначалу — успешно), где можно написать что угодно, и не будет иска о клевете. Помните старое выражение: «Это интернет, детка, тут могут послать на х…!»?

Эта свобода уравновешивалась некоторой незначительностью интернета в масштабе мировой экономики и его небольшим распространением. Многие люди до сих пор думают, что интернет — это «виртуальная реальность» (эти слова сейчас уже надо брать в кавычки), где все не всерьез и понарошку, а реальная жизнь — она тут, в физическом мире.

Но это давно, давно, ДАВНО не так. Сейчас интернет и реальность соединились, перемешались, интернет — это уже не особый мир, а огромная значимая часть реальной жизни.

Сейчас мы наблюдаем одну из интереснейших историй, связанных со свободой слова в интернете и государственным регулированием. Это история о том, как российское государство пытается выстроить отношения с крупной технологической компанией — мессенджером Telegram.

Сейчас, когда я пишу эту колонку, напряжение между Роскомнадзором и Telegram достигло пика. Обе стороны не собираются отступать. Активные пользователи Telegram распространяют информацию о способах обхода блокировок — и ругательски ругают российскую власть, разумеется.

Как и в любом настоящем конфликте, тут перемешано все: противоречивые данные о технической возможности/невозможности заблокировать Telegram, эмоции и личная обида Павла Дурова на российские власти.

Но самое главное — конфликт вокруг Telegram показывает две полярных картины мира, тем он и интересен. И по некоторым вопросам хорошо бы определиться каждому из нас.

Публичный интернет начинался как территория свободы — как место, где нет крупных корпораций и спецслужб, где каждый может претендовать на анонимность (и поначалу — успешно), где можно написать что угодно, и не будет иска о клевете. Помните старое выражение: «Это интернет, детка, тут могут послать на х…!»?

Эта свобода уравновешивалась некоторой незначительностью интернета в масштабе мировой экономики и его небольшим распространением. Многие люди до сих пор думают, что интернет — это «виртуальная реальность» (эти слова сейчас уже надо брать в кавычки), где все не всерьез и понарошку, а реальная жизнь — она тут, в физическом мире.

Но это давно, давно, ДАВНО не так. Сейчас интернет и реальность соединились, перемешались, интернет — это уже не особый мир, а огромная значимая часть реальной жизни.

 

Анна Федорова