Проект «ЗЗ». Солдаты и танки больше не нужны. Размышления о военной силе XXI века

На планете мало государств, способных создавать передовые военные технологии и их использовать. Однако совершенствуются не только технологии, меняются и сами подходы к войне. Плавающие, летающие и ездящие металлические штуки уже не могут решить исход противостояния. Реальность меняется: шагают в будущее робототехника, искусственный интеллект, кибершпионаж и электронная финансовая сфера.

B-2 «Spirit» от «Northrop Grumman» — ужасающий элемент военной силы. Этот стелс-бомбардировщик может пролететь незамеченным многие тысячи миль. Его задача — сбросить термоядерную бомбу. Он способен поразить практически любую цель на планете. Согласно правительственным оценкам, каждый В-2 в среднем обошёлся ВВС США в 2,1 млрд. долл. (сумма включает и разработку). Ясно, отмечает Джон Торнхилл в британской газете «Financial Times» , что лишь немногие государства сегодня имеют средства и технологии для создания таких систем вооружений. Также, к счастью, очень мало поводов для применения такого оружия.

США продолжают доминировать в ядерных вооружениях (очевидное превосходство) и в ракетах с высокоточным управлением. Однако, пусть такие технологии по-прежнему необходимы для сдерживания угроз соперничающих держав, в быстро меняющемся мире их уже недостаточно, считает аналитик.

Большая часть трат на оборону в государствах НАТО идёт «на безумно дорогие металлические коробки», которые летают, ездят или плавают. Но, как и во многих других областях нового цифрового мира, военные возможности уже переходят к другой сфере: от видимого к невидимому, от аппаратного к программному, от атомов к битам. Этот сдвиг радикально меняет уравнение, отражающее издержки, возможности и уязвимость.

Сравните только расходы на создание бомбардировщика B-2 с незначительными тратами террориста, угоняющего автомобиль, или стоимостью хакерского взлома, нанесшего ущерб банку или даже транспортной инфраструктуре целого государства, а то и демократическим выборам (вероятно, автор намекает на вмешательство «русских хакеров» в выборы США 2016 года).

США частично признали меняющуюся реальность. В 2014 году была обозначена так называемая третья стратегия противовеса: страна должна сохранять превосходство в технологиях следующего поколения, робототехнике и искусственном интеллекте.

Единственной страной, которая может соперничать с США в этих областях, является Китай, считает автор.

Однако в эпоху асимметричного конфликта третья стратегия учитывает только часть угроз. В виртуальном мире едва ли существуют точные способы оценки намерений и возможностей противника и нет «никаких реальных подсказок насчёт того, выигрываете вы или проигрываете». Столь неопределённая ситуация «идеально подходит для тех, кто стремится разрушить военную мощь Запада», уверен аналитик. «Китай и Россия, похоже, понимают этот новый мировой хаос намного лучше, чем другие, и в этом отношении умеют использовать уязвимости Запада», — пишет он.

Китайские стратеги были одними из первых, кто определил новую реальность, считает Торнхилл. Ещё в 1999 году два офицера Народно-освободительной армии Китая написали книгу под названием «Неограниченная война». Авторы утверждали, что три незаменимых «аппаратных элемента любой войны», а именно: солдаты, оружие и поле боя, теперь изменились до неузнаваемости. Уже на рубеже веков в число солдат вошли хакеры, финансисты и террористы. Оружие их варьируется от гражданских самолётов до компьютерных вирусов. Что касается поля боя, то оно «везде».

Российские стратеги, отмечает далее аналитик, тоже расширили представление о силе. В недавних конфликтах в Грузии и на Украине Москва использовала традиционную военную технику, но также вела кибератаки. Автор указывает также на кибератаки русскими Эстонии и на обвинения Вашингтона в адрес России по поводу взлома президентских выборов в США.

В более широком плане следует напомнить и об операциях по дезинформации «в духе КГБ». Это часть того, что профессор Марк Галеотти назвал «информационным оружием». По словам Дмитрия Киселёва, российского телеведущего и кремлёвского пропагандиста, информационные войны стали «основным видом войны».

Роза Брукс, бывшая чиновница из Пентагона, утверждает, что американские военные далеки от идеала и неспособны ответить на множество вызовов XXI века. Она полагает, что само понятие обороны западных обществ, а заодно и проекции мягкой силы необходимо переосмыслить, определив защиту как коллективную цель. Она высказывается за идею некоей всеобщей службы на благо условной западной родины: когда каждый, к примеру, молодой американец и каждая молодая американка «год или два посвящают работе, укрепляющей национальную и глобальную безопасность».

Но что мы видим в Белом доме? Там заседает Дональд Трамп. И он намерен наращивать расходы «на старомодную военную технику»! И вот ещё недостаток Трампа: Кремль вряд ли мог бы пожелать «более совместимого» президента США, чем тот, кто высоко оценил твёрдый стиль управления Владимира Путина и не готов поддержать принцип коллективной безопасности НАТО. Наконец, Трамп осуждает американские СМИ за «фальшивые новости».

Поэтому в области «меметической войны» Кремль уже, кажется, победил. И всё же Путину радоваться рановато, допускает Торнхилл. Его окружение может задуматься о том, что Запад гораздо меньше зависит от любого отдельного человека или института, нежели Россия. И конгрессмены США уже продвинули законопроект о более жёстких санкциях против Москвы за вмешательство в президентские выборы.

Больше того, внутренние оппоненты российского президента также берут на вооружение новые стратегии. Лидер оппозиции Алексей Навальный, указывает Торнхилл, не так давно опубликовал видеоролик, в котором «освещается предполагаемая коррупция премьер-министра Дмитрия Медведева». С тех пор ролик просмотрели почти 24 миллиона раз. Вне зависимости от того, насколько хороши на практике авторитарные государства, они «быстро теряют свою собственную монополию на информационное оружие», делает вывод западный аналитик.

Что касается упомянутого в материале Китая, то здесь Торнхилл, пожалуй, переоценивает силу информационного оружия, ставя его во главу угла и практически отвергая эффективность традиционной военной силы. Это понимают в том самом Китае, где почти два десятка лет назад сочинили книжку «Неограниченная война».

Как пишет Джереми Пейдж в «Уолл-Стрит Джорнэл» , Пекин, готовящийся к кризису у границы КНДР, укрепляет оборону вдоль 880-мильной границы с Северной Кореей и передислоцирует силы в ближайших регионах. Идёт подготовка в том числе и к возможному удару США.

Подготовка эта вполне традиционна и отвечает духу традиционной войны. Китайцы организуют новые бригады по защите границ, ведут круглосуточно видеонаблюдение за границей в горных районах, используя в числе прочего беспилотники, строят бункеры для защиты от ядерных атак и химического оружия. Кроме того, указывает «The Wall Street Journal», НОАК объединила, передислоцировала и модернизировала части в приграничных регионах. Наконец, ведутся учения с участием спецназа, ВДВ и иных подразделений, которые в случае кризиса могут отправиться в КНДР. Эксперты допускают, что Китай, формально находящийся в союзе с Пхеньяном, вряд ли станет защищать северокорейский режим. Также предполагается, что Пекин наращивает силы для возможного «захвата ядерных объектов Северной Кореи и оккупации территории в северной части страны». Это произойдёт в том случае, если американские или южнокорейские силы предпримут наступление к китайской границе. Итогом кризиса может стать противостояние китайских и американских сил на Корейском полуострове.

Против таких действий НОАК, заметим в заключение, упомянутые в материале Торнхилла «молодые люди», укрепляющие «национальную и глобальную безопасность» в домашних условиях, едва ли что смогут возразить.

Нелепо думать, что выборы в США организовывали и провели русские: чего ж тогда стоит хвалёная американская демократия? Точно так же нелепо полагать, что война XXI века может состояться без массовой живой силы. Возможно, война хакеров за клавишами — удел XXII века или второй половины века текущего, но не сегодняшняя реальность. Мистеру Торнхиллу следовало бы приглядеться к конфликтам новейшего времени: Сирия, Украина, Йемен, Ирак и др. Где победили кабинетные хакеры? Где обошлось без бойцов, без танков и самолётов, то есть без той техники, что «летает и ездит»? Списывать киберсоставляющую войны со счетов, разумеется, нельзя, но объявлять самолёт чем-то «старомодным» по меньшей мере наивно.

 
Автор: Олег Чувакин