Цифровой образ будушего. О новой национальной идее

От всего пленарного заседания Петербургского международного экономического форума в прессе осталась только взаимная пикировка президента Путина и американской журналистки Меган Келли. Что довольно странно, поскольку выступление Путина на этом заседании гораздо интереснее и пикировки, и самой американской журналистки, да и всего пленарного заседания как такового. Короткое вступительное слово перед протокольным мероприятиям стало программной заявкой на президентские выборы и, одновременно, первым внятно артикулированным планом по выведению российской экономики из всего этого унылого кризиса, в котором она пребывает с осени 2014 года.

Если в двух словах, то Путин взял и предложил построить в России Кремниевую долину. Не условную «Кремниевую долину», которая бы занималась неведомыми нанотехнологиями или какими-нибудь «инновациями опережающего развития», а конкретную, опробованную и побитую в боях, со стартапами и венчурным капиталом.

Ну, наконец-то, говорю я, уже было потерявший надежду. Вот вам и тот самый образ будущего, которого вы так ждали. Два с половиной года ушло на осознание того, что нефть и газ есть много у кого на этой планете, а вот такой цифровой инфраструктуры, как в России, на этой планете нет практически ни у кого. У кого-то есть широкополосная связь, у кого-то есть национальный поисковик, у кого-то хорошие ведомственные информационные системы, у кого-то хороший интернет-банкинг. А у кого-то даже хорошие программисты. Но такой синергии всего этого и такого проникновения в повседневную жизнь, какие наблюдаются вот прямо сейчас, скажем, в Москве — это я даже не и знаю, где еще есть. Вот, может, где-нибудь в кампусе Apple. И только.

И казалось бы, такая простая мысль — ехать в будущее именно на этом паровозе, раз он у нас так хорошо получается. Не дожидаться, пока каких-нибудь очередных распознавателей лиц купит Google, а купить их самим. За государственные деньги (которых на самом деле достаточно).

Ну да хватит ворчать: все, теперь этот момент наступил. Путин сам сказал, я слышал. Государство собирается выступать в качестве венчурного инвестора и вкладываться в стартапы.

Если представить себе, что так оно и произошло, что стартапы настоящие (а не как с подрядчиками на госконтрактах) и некоторые из них даже успешны, то перспективы открываются грандиозные.

Во-первых, придется откручивать гайки, касающиеся интернет-законодательства. Путин в своем выступлении говорит, что вся эта цифровизация не должна быть в ущерб безопасности — ну да ради бога, построим корневые DNS-сервера, точки обмена трафиком и обеспечим связность сети внутри национальных границ, это ведь тоже развитие, деньги и технологии. Но если все наши надежды отныне покоятся на IT-индустрии, к мнению IT-индустрии придется прислушиваться, а не как раньше.

Во-вторых, если удастся сделать все это действительно модным (а это возможно), то совсем другой вес приобретает отечественное образование, совсем другое значение приобретает жизнь не только в Москве, но и Питере, Новосибирске, Ростове-на-Дону, Владивостоке. Уезжать программистам станет незачем. А хорошо зарабатывающего программиста надо обслуживать.

 

Максим Кононенко