Когда опыт не впрок. Есть ли польза от присутствия государства в экономике

Когда опыт не впрок. Есть ли польза от присутствия государства в экономике EPA/SERGEI ILNITSKY

Меня часто спрашивают, к чему я уделяю столько внимания аналитике производственных и финансовых результатов «Роснефти».

Во-первых, для меня, как для последовательного этатиста, принципиально важно, что «Роснефть», как и многие другие компании с госучастием (многие, но, к сожалению, пока не все) наглядно доказывает своими показателями, что присутствие государства в экономике только на пользу обществу. А во-вторых, «Роснефть», флагман нашего национального хозяйства, продолжает успешно функционировать в условиях усугубляющегося санкционного давления и на нее, и на всю Россию.

К слову, ничего особо страшного в новых «антиконституционных» рестрикциях нет: «Роснефть» и раньше работала в условиях фактического запрета на финансовое и технологическое сотрудничество с ключевыми западными партнерами, так что «новые» ограничения практически ничего не изменили. Как можно дополнительно ограничить то, чего и так уже нет?

Теперь о результатах работы «Роснефти» по итогам первого полугодия. Сначала о базовых макроэкономических условиях. В рассматриваемом периоде в сравнении с тем же временем прошлого года нефтяная конъюнктура «подросла», что факт положительный. Не менее позитивным стала синергия от приобретения в конце прошлого года многострадальной «Башнефти». Сырьевого актива, для которого «Роснефть» стала настоящим спасителем. На этом макроэкономические плюсы, пожалуй, заканчиваются.

Об отрицательных аспектах. В глобальном контексте (помимо санкций) это пролонгация известного международного соглашения «ОПЕК плюс», стреножащего как добычу, так и экспорт. Дальше идет исключительно внутренний негатив, причем, структурировать очередность отрицательных моментов весьма сложно (если вообще возможно).
Начну с того, что на промежуточные финансовые итоги «Роснефти» существенное негативное влияние оказал правительственный налоговый маневр.

Далее, неблагоприятное значение имели снижение внутренних цен в рублевом эквиваленте, а также эффект лага по экспортным пошлинам.

Наконец, скверным фактором как для «Роснефти», так и для экономики в целом стала индексация на 3,5 процента тарифов на услуги «Транснефти» на транспортировку по магистральным нефтепроводам и увеличение на четыре процента расценок на железнодорожные перевозки. Причем в январе 2017 года случилась дополнительная индексация на два процента к железнодорожному тарифу декабря 2016 года.

Когда вы вновь задумаетесь о причинах сохраняющейся потребительской инфляции, вспомните этот материал и «поблагодарите» за нее естественных монополистов, в первую очередь, «Транснефть» и «РЖД».

Коротко о цифрах.

Рост выручки «Роснефти» за первое полугодие составил 23 процента, при этом в долларовом выражении выручка увеличилась почти в полтора раза год к году. Важно, что столь серьезный прирост валовой прибыли во многом обеспечен приращением реализации нефтепереработки более чем на пять процентов.

Чистая прибыль, относящаяся к акционерам, выросла за второй квартал в пять с лишним раз или, если в долларах, до 1,2 миллиарда долларов. Почему в долларах? Для удобства сравнения: у основных мировых мейджоров Shell и Chevron чистая прибыль составила приблизительно по 1,5 миллиарда долларов. Причем если у «Роснефти» чистая прибыль квартал к кварталу увеличилась на 400 процентов, то у Shell она снизилась на 55 процентов, у Chevron — на 45 процентов, у Total — на 29 процентов, а у ExxonMobil — на 20 процентов.

В рассматриваемом периоде свободный денежный поток (СДП) компании составил 128 миллиардов рублей (2,1 миллиарда долларов), причем в положительной зоне СДП остается беспрецедентные 21 квартал подряд. СДП, в частности, позволил увеличить капитальные затраты на 12 процентов квартал к кварталу, а если сопоставить с тем же периодом прошлого года, то без малого на треть. И снова международное сравнение: у Shell капзатраты сократились на 10 процентов, ExxonMobil — на 32 процента, у Chevron — на 35 процентов.

Следующий абзац целиком и полностью посвящается критикам долговой политики компании. По итогам первого полугодия «Роснефть» сохранила комфортный для себя уровень долговой нагрузки. Соотношение чистого долга к EBITDA у нашего нефтяного гиганта составило 1,7 в долларовом выражении, что совпадает с аналогичными показателями других мировых гигантов: у Chevron данное соотношение также составило 1,7, а у Shell — 1,6. Если же измерять в деньгах, то размер долга «Роснефти» сопоставим с аналогичными показателями конкурентов: если у «Роснефти» он составляет 37,5 миллиарда долларов, то у ExxonMobil — 37,9 миллиарда долларов, у Chevron — 38,1 миллиарда долларов, у Shell — 66,4 миллиарда долларов.

Напоследок еще одно отрадное известие, на этот раз не из финансовой, а производственной сферы. В первом полугодии нынешнего года «Роснефть» стала абсолютным мировым лидером по добыче углеводородов (831 миллион баррелей нефтяного эквивалента (б.н.э.) против 416 миллионов баррелей нефтяного эквивалента у занявшей второе место компании ExxonMobil, 313 миллионов б.н.э. у Chevron, и 333 миллиона б.н.э. у Shell). По сравнению с аналогичными показателями прошлого года добыча «Роснефти» выросла на 11,4 процента, тогда как у Chevron она сократилась на 0,8 процента, а у Exxon — приблизительно на шесть процентов.

Здесь же нужно сказать о газе. В первом полугодии «Роснефть» укрепила лидерство по добыче природного газа среди российских независимых производителей. Объем добычи составил более 34 миллиардов кубометров, что почти на три процента выше уровня первого полугодия прошлого года, больше того, в перспективе компания планирует выйти на годовой уровень добычи в 100 миллиардов кубометров. И если по итогам прошлого года по добыче газа «Роснефть» среди всех мировых публичных компаний была шестой, то в начале следующего десятилетия рассчитывает стать третьей.

В общем, как ни крути, а «Роснефть» вновь на высоте и единственное, о чем стоит сожалеть — о том, что об итогах деятельности компании российское и мировое общество информируется, на мой взгляд, недостаточно. Так или иначе, внутрироссийские оппоненты госприсутствия в экономике оказались в очередной раз посрамлены, а иностранные акторы, прежде всего политики, снова убедились в том, что предпринимаемые на протяжении трех последних лет попытки надавить на Россию ограничительными мерами ни к чему не приводят. Впрочем, для наших иностранных оппонентов опыт никогда не шел впрок.

 

Никита Кричевский, доктор экономических наук, профессор