Зачем продавали «Газпром»

Америка России… купит пароход?

Российский газовый концерн продал акции, похоже, не только для того, чтобы помириться с Украиной и спокойно достроить «Северный поток 2». В компанию, кажется пригласили стратегического инвестора.

На финише 2019 года эксперты нефтегазовой отрасли активно обсуждали прежде всего выплату российским газовым гигантом отнюдь не бесспорного долга Украине, а также новые санкции против «Северного потока 2». При этом продажа крупного пакета акций «Газпрома» почему-то осталась за скобками.

Широкая публика её и вовсе не заметила, хотя эта операция оказалась, по сути, крупнейшей приватизационной сделкой за последние годы. Мало кому из специалистов пришло в голову связать всё происшедшее в единую цепочку. Профильные издания просто утонули в деталях.

Но при этом некоторые продвинутые эксперты, например, многолетний руководитель аналитического подразделения банка «Открытие» Александр Разуваев, решили сделать не только какие-то реальные выводы, прогнозы, но и неординарные предположения.

Теперь, когда о категорическом неприятии приватизации, в том или ином её виде, не идёт и речи, Разуваев считает возможным даже сценарий продажи газового пакета американцам. Причём пакета настолько крупного, который сделает любые дальнейшие препятствия тому же «Северному потоку 2» попросту невозможными.

Судя по всему, именно какую-нибудь из крупных американских компаний эксперт рассматривает в качестве достойной замены швейцарской компании Allseas, которая как известно, вынуждена остановить работы по укладке труб для СП-2.

Причиной такого решения стали новые санкции США, которые налагают арест на счета фирм-партнеров «Газпрома», участвующих в создании трубопровода. Между тем, когда на «Северном потоке 2» осталось достроить всего 150 км трубы, вдруг выяснилось, что у России, крупнейшей газодобывающей державы, нет ни одного судна-трубоукладчика, способного оперативно завершить стройку.

Идея построить новые суда своими силами не выдерживает критики, так как потребует для реализации лет, за которые СП-2 можно будет просто списать в утиль. А прямая покупка судов такого типа в условиях острого дефицита на мировом рынке может обойтись «Газпрому» втридорога.

Стоит ли удивляться, что сейчас предлагается радикальный, хотя, казалось бы, абсолютно непатриотичный способ уйти из-под санкций раз и навсегда. Ведь то, как на днях прошла тихая приватизация, свидетельствует: сегодня действительно можно продать всё что угодно.

И паниковать, бить в колокола по поводу продажи народного достояния и угрозы национальной безопасности вряд ли имеет хоть какой-то смысл. Ни в коем случае нельзя забывать, что «Северный поток 2» российский газовый гигант строит отнюдь не в одиночку и сотрудничает не только с Германией, а с целым консорциумом ведущих транснациональных корпораций.

В этот консорциум входят немецкие компании Wintershall и Uniper, австрийская OMV, французская Engie и англо-голландский нефтегазовый гигант Shell. Ни один из членов консорциума никогда не скрывал своего стремления к более тесному сотрудничеству с «Газпромом», вплоть до взаимного вхождения в капитал.

Структурный маневр

Итак, участники консорциума по строительству СП-2 никогда не скрывали своей готовности войти в капитал «Газпрома». Однако этому неизменно мешали опасения по поводу того, что будет утрачен контроль над концерном со стороны государства. В настоящее время оно владеет контрольным пакетом акций «Газпрома» в основном через Росимущество (более 38% акций) и компанию «Роснефтегаз» (10,74%).

При этом значительная доля акций компании переведена в положение так называемых казначейских и квазиказначейских. Так принято называть акции, которые находятся в руках самого эмитента, а также под контролем дочерних структур с возможностью свободной реализации, но при этом с потерей права на голосование.

В этом главное сходство таких ценных бумаг с привилегированными акциями, которые тоже не голосуют, но зато гарантируют получение дивидендов. Незадолго до того, как рассчитаться по долгам с Украиной, «Газпром» без лишнего шума проделал то, что многие годы ему не позволялось: продал большой пакет своих акций. Точнее, не своих, а квазиказначейских.

Размер пакета составил 6,52 процента, и его реализовали в два этапа некоему консорциуму инвесторов. Состав консорциума не раскрывается, но известно, что в него, помимо правительства России, вошел ряд независимых пенсионных фондов.

Эксперты не скрывают сомнений в том, что правительство пополнило свой контрольный пакет хоть сколько-нибудь существенным количеством не голосующих акций. Прямой необходимости в таком перекладывании собственности из одного кармана в другой просто не было.

Гораздо важнее было создать конкуренцию и простимулировать к покупкам сторонних инвесторов, среди которых, по мнению зарубежных наблюдателей, наверняка присутствовали олигархические структуры. В какой форме, не так важно, важнее, что кто-то наконец получил пропуск в клуб избранных – совладельцев «Газпрома».

Однако кого же конкретно было решено допустить в число совладельцев газового гиганта, пока никто сказать не может. Судя по всему, рассчитывать на то, что тайное станет явным в обозримом будущем, не приходится.

Акции «Газпрома» в настоящее время, после июльского скачка котировок вверх (см. график), считаются сильно недооценёнными из-за долговых проблем, задержки со строительством обеих потоков и американских санкций. Только после окончания инфраструктурных проектов, в числе которых и СП-2, денежные потоки будут направлены на дивиденды.

И только тогда, по свидетельству Александра Разуваева, российский газовый гигант и сможет «превратиться из теленка в дойную корову бюджета». О некоторой недооценке газовых ценных бумаг можно судить по выручке от последней сделки, которая составила около 327 млрд. руб.

Известно, что в июле, объявив о полуторакратном повышении дивидендов, что и привело к скачку котировок, компания получила только 139,1 млрд. руб. от продажи всего 2,93% акций. В ноябре, когда летний ажиотаж уже был забыт, выручка от реализации 3,59% составила всего 188 млрд. руб.

Кстати, в обоих случаях в продажу поступали тоже не голосующие квазиказначейские акции, но пока не ясно, станут ли они голосующими в результате перехода в руки новых владельцев. Получается, что обе эти сделки, по сути своей приватизационные, тоже проводились с существенной скидкой к рыночной цене акций «Газпрома».

Так, в июле дисконт к стоимости ценных бумаг на момент окончания торгов составил 5,4% накануне объявления о сделке, в ноябре – 11%. Сейчас занижение котировок может составить до 15%. В силу этого продажа большого пакета акций может показаться не совсем верным рыночным решением.

Однако тот набор проблем, который она помогла решить, опровергает эту негативную оценку. Переход пакета акций «Газпрома» 6,52% стал самой крупной операцией с ценными бумагами компании за всю её историю. Организатором реализации ценных бумаг выступал Газпромбанк, а книга заявок формировалась на Московской бирже.

Давай начнём с начала, давай начнём с нуля

Характерно, что сделку с акциями «Газпрома» никому у нас не пришло в голову назвать «продажей Родины». А вот на Украине выплату российского газового долга, как и следовало ожидать, тут же назвали «перемогой», хотя кому-то вся комбинация показалась «зрадой», то есть предательством.

Но ведь первым следствием этого решения стала договорённость двух стран о том, что обнуляются взаимные претензии по газовому вопросу. Российский министр энергетики Александр Новак назвал выплаченные 2,9 миллиарда долларов «каплей в море» по сравнению с рисками, которых удалось избежать. Он отметил, что «обнуление» предусматривает также снятие ареста имущества в счёт принятых решений по судебным искам.

«Газпрому» затяжные тяжбы с Украиной не нужны уже хотя бы потому, что ставят под угрозу львиную долю экспортных контрактов, ориентированных на Европу. Они были серьёзной помехой для реализации обоих амбициозных транзитных проектов – «Северного потока 2» и «Турецкого потока».

В то же время Украине теперь вряд ли стоит беспокоиться как по поводу поставок российского газа в страну, так и в связи с утратой преимуществ главного транзитёра. О последнем свидетельствует, кстати, и тот факт, что «Газпром» не планировал вносить какие-либо изменения в действующее транзитное соглашение с украинским «Нафтогазом».

И это заметьте, именно так, даже с учётом перспектив, которые открываются для концерна с вводом в строй «Турецкого» и «Северного» «потоков». Остается напомнить, что акции «Газпрома» никогда не рассматривались в качестве пригодных для массовой приватизации или проведения так называемых народных IPO, размещений акций.

Судя по всему, сама по себе идея привлечь к управлению концерном, пусть и в весьма опосредованной форме, народные массы, кого-то действительно пугает. Уж лучше пригласить ещё одного из олигархов.

 

Алексей Подымов, Виктор Малышев, д.э.н.