Заблаговременный вывод. Как было исполнено соглашение о Черноморском флоте

Заблаговременный вывод. Как было исполнено соглашение о Черноморском флоте Фото: Илья Питалев / РИА Новости

28 мая 2017 года исполнилось двадцать лет со дня заключения между Москвой и Киевом соглашения о статусе и условиях пребывания Черноморского флота. На Украине многие рассматривали эту дату как конечный срок вывода флота с баз в Крыму, прежде всего из Севастополя, даже несмотря на Харьковские соглашения 2010 года, продлевавшие пребывание ЧФ в Крыму до 2042 года.

Счетчик на ноль

Одной из главных информационных площадок, освещавших проблемы пребывания Черноморского флота с украинской позиции, стал в свое время сайт flot2017.com с прикрученным к нему счетчиком, показывавшим время, оставшееся до 28 мая 2017 года, когда, по мнению создателей ресурса, Черноморский флот должен окончательно покинуть Севастополь. В этот день счетчик дошел до отметки «ноль» и остановился.

Сайт, главным редактором которого был небезызвестный Дмитрий Тымчук, позиционировался как место для диалога сторонников и противников вывода флота из Крыма, однако фактически всегда был ресурсом украинского патриотического лагеря, а после событий «русской весны» 2014 года эта ориентация, благодаря фигуре главного редактора, стала единственно возможной.

Воссоединение Крыма с Россией прекратило дискуссию о судьбах флота явочным порядком, а полгода спустя умер и сайт, практически прекратив обновляться. Тем не менее вопрос о том, какой могла быть судьба Черноморского флота и зачем он нужен России в принципе, остается актуальным.

Флот в неопределенности

Можно выделить несколько этапов эволюции задач Черноморского флота в последние десятилетия. Во время холодной войны, до распада СССР, Черноморский флот был важнейшим звеном советской военной машины на южном фланге европейского направления. Важнейшей задачей флота было обеспечение действий в Средиземном море 5-й оперативной эскадры ВМФ СССР, в значительной мере состоявшей из кораблей Черноморского флота, опиравшейся на его силы обеспечения и находившейся в оперативном подчинении штаба ЧФ. Эскадра была призвана в случае войны сорвать (или как минимум ослабить) ракетно-ядерный удар по нашей территории из Средиземного моря, где действовали стратегические подводные ракетоносцы США и авианосные соединения, ударные самолеты которых могли атаковать объекты на территории СССР и его союзников по Варшавскому договору. Практически неизбежная гибель советских кораблей в случае подобного столкновения в Средиземноморье рассматривалась как цена за несколько сотен ядерных боевых блоков, которые были бы вычеркнуты из расчетных сил первого удара США.

С распадом СССР и последующим коренным изменением геополитической обстановки Черноморский флот попал в ситуацию неопределенности. На шесть лет он стал объектом перетягивания каната между Москвой и Киевом, при этом в первые несколько лет постсоветского периода федеральное правительство практически игнорировало проблемы ЧФ, которые тогда решались получастным порядком, за счет налаженного взаимодействия между штабом ЧФ и администрацией города Москвы, которой тогда руководил Юрий Лужков. Во многом это произошло благодаря наличию в составе флота корабля «Москва» — сначала противолодочного вертолетонесущего крейсера проекта 1123, имя которого после списания в 1994 году было передано ракетному крейсеру «Слава» проекта 1164, остающемуся в строю по сей день.

Московская мэрия могла в определенном объеме решить бытовые проблемы флота, обеспечить культурную жизнь, поддержать Черноморский филиал МГУ и ряд других больших и мелких проектов, в совокупности сохранивших русское лицо Крыма, ставшего частью Украины. Однако обеспечить полноценное функционирование флота как огромного организма с сотнями кораблей и судов, разветвленной береговой инфраструктурой, аэродромами и так далее, до бесконечности, в условиях обвального сокращения военных расходов федерального бюджета столица, конечно, не могла.

Последним всплеском активности флота стало его участие в эвакуации мирных жителей и российских военных во время войны в Абхазии 1992-1993 годов, а уже в 1994-м флот не имел горючего для надежного патрулирования юго-восточной части Черного моря, где в этот период активизировалась контрабанда оружия, боеприпасов и иные перевозки в интересах бандформирований на Северном Кавказе.

Обстановка усугублялась политической неопределенностью: тратить скудные деньги на непонятно чью собственность в Москве явно не хотели, а предпринимать какие-либо решительные односторонние действия по исправлению ситуации не решались.

Соглашения 1997 года, определив статус флота, не сильно улучшили его положение. Денег на обновление стареющего корабельного состава (ко времени распада СССР ЧФ был самым «возрастным» флотом Союза) не было. Кроме того, соглашения были составлены таким образом, что практически исключали замену устаревших кораблей, требуя получать от Киева согласие на размещение на территории Крыма каждой новой единицы.

Сложившаяся ситуация могла привести к тому, что через какое-то время Черноморский флот ВМФ РФ в Крыму кончился бы по естественным причинам — в силу вывода из строя большей части устаревших кораблей по физическому износу. Для того, что могло еще продолжать службу, и потенциальных новых единиц было решено реконструировать военно-морскую базу в Новороссийске. Стоимость работ в Новороссийске оценивалась в 80 миллиардов рублей, но полноценно заменить Севастополь новая база все равно не смогла бы — из-за менее удобного расположения и характерных особенностей местной метеорологии со свирепыми осенне-зимними ветрами.

Шанс остаться в Севастополе был получен после заключения Харьковских соглашений 2010 года, однако он был достаточно зыбким: во-первых, оставался неопределенным статус новых кораблей, прибывающих на замену списанным; во-вторых, было очевидно, что политическая нестабильность на Украине чревата приходом к власти людей, которые разорвут новый договор и потребуют вывода флота в 2017 году.

Такой вариант стал реальностью в результате событий зимы 2013-2014 годов. Ответ России на эту реальность известен.

Далекоидущие выводы

С 2014 года отсчитывается третий этап современной истории Черноморского флота. Первые его проявления, впрочем, были заметны еще до событий в Крыму: со второй половины 2000-х годов Черноморский флот постепенно возвращал себе роль опорного элемента военной машины России на юго-западе Евразии. Регулярное участие в антипиратских миссиях, возобновившиеся дальние походы, с 2012 года по сей день — действия кораблей ЧФ в составе Средиземноморского соединения ВМФ России и в «Сирийском экспрессе».

Охлаждение отношений с Западом, начавшееся еще до событий 2014 года, заставило вспомнить о задачах холодной войны: противодействовать возможной воздушно-морской операции НАТО на юге гораздо проще, когда Крым — в составе России, а Черноморский флот — в Крыму.

В настоящее время флот, который начали активно обновлять вводом новых кораблей и ремонтом ранее построенных, вынужден одновременно решать традиционные задачи противостояния на море, поддерживать российскую операцию в Сирии, в том числе непосредственным участием в боевых действиях, и обеспечивать собственную безопасность в условиях активности украинских спецслужб на территории российского Крыма. Складывающаяся политическая реальность не предусматривает уход флота из Крыма в принципе, если только в обозримом будущем не произойдут катастрофически неблагоприятные для России события.

Соглашение от 28 мая 1997 года, впрочем, можно считать исполненным досрочно: на территории Украины Черноморского флота ВМФ России нет с 17 марта 2014 года.