Без потепления: почему Вашингтон не готов положить конец холодной войне с Москвой

Без потепления: почему Вашингтон не готов положить конец холодной войне с Москвой Reuters

1 февраля 1992 года президенты США и России Джордж Буш-старший и Борис Ельцин подписали Кэмп-Дэвидскую декларацию, провозгласившую окончательное прекращение многолетней конфронтации. Главы государств провозгласили, что ровно четверть века отношения между двумя державами должны строиться исключительно на основе дружбы, партнёрства, взаимного доверия и уважения. Однако реальная картина оказалась далека от принципов, установленных документом. О фундаментальных причинах провала Кэмп-Дэвида и его возможной «реинкарнации» — далее в материале.

Историческая февральская встреча была организована таким образом, чтобы максимально подчеркнуть воцарившееся потепление в отношениях бывших глобальных конкурентов.

Оба лидера были одеты в простые свитера и куртки, Буш любезно довёз улыбающегося визави до резиденции на электромобиле. В те времена казалось символичным, что свой 61-й день рождения Ельцин встретил с американским лидером.

Декларация, подписанная в загородной резиденции в штате Мэриленд, провозглашала новую эпоху в международных отношениях. «Россия и Соединённые Штаты не рассматривают друг друга в качестве потенциальных противников. Их отношения характеризуются отныне дружбой и партнёрством, основанными на взаимном доверии, уважении и общей приверженности демократии и экономической свободе», — говорилось в документе.

Стороны договорились развивать торгово-экономическое, гуманитарное и культурное сотрудничество, совместно противодействовать терроризму и наркоторговле.

Кэмп-Дэвидское соглашение не налагало каких-либо конкретных обязательств и было, скорее, символичной вехой, закрепившей курс на отказ от любых форм противостояния.

В реальности полноценная разрядка и сближение Москвы и Вашингтона начались ещё в период президентства Михаила Горбачёва. В 1987 году был подписан Договор о ликвидации ракет средней и малой дальности (РСМД). В 1989 году СССР дал согласие на объединение Германии и отказался от вмешательства в дела стран социалистического лагеря.

В 1990-1991 годах была прекращена деятельность Организации Варшавского Договора (ОВД) и Совета экономической взаимопомощи (СЭВ). В течение 45 лет Европа была главной ареной противостояния двух сверхдержав. Руководство СССР рассматривало соседство с Европой как ключевой фактор сдерживания США и основной элемент безопасности. Но Москва поменяла правила игры.

От Штеттина до Триеста

Точкой отчёта холодной войны считается фултонская речь Уинстона Черчилля, которую он произнёс 5 марта 1946 года. На тот момент знаменитый государственный деятель уже не занимал пост премьер-министра Великобритании, но оставался влиятельной политической фигурой. «От Штеттина на Балтике до Триеста в Адриатике, железный занавес протянулся поперёк континента», — заявил 71 год назад Черчилль.

По его словам, коммунистические партии «дорвались до власти повсюду и получили неограниченный тоталитарный контроль». «Полицейские правительства преобладают почти повсеместно, и пока, кроме Чехословакии, нигде нет никакой подлинной демократии… Факты таковы: это, конечно, не та освобождённая Европа, за которую мы боролись. Это не то, что необходимо для постоянного мира», — подчеркнул Черчилль.

Холодная война характеризовалась жесточайшим политическим и экономическим противоборством двух систем общественных отношений: капиталистической и социалистической. США и СССР пытались навязать другим странам собственные представления о государственном устройстве путём активного вмешательства в их внутренние дела.

Помимо этого, Москва и Вашингтон гигантскими темпами наращивали ядерные и другие вооружения, балансируя на грани открытого военного противостояния.

Сверхдержавы не рисковали объявлять друг другу войну, понимая, что она может закончиться обменом ядерными ударами. Однако советские и американские военнослужащие часто вступали в боестолкновения в странах третьего мира, где шла гражданская война между «коммунистами» и «марионетками империализма».

С приходом к власти Михаила Горбачёва в СССР возобладала точка зрения о том, что конфронтация с США — безумие, которое вызвано слепым стремлением к мировому господству. Амбиции Москвы и Вашингтона провоцировали множество региональных вооружённых конфликтов, в ходе которых погибли миллионы людей. В конце 1980-х годов обоюдное стремление к примирению выглядело как победа разума и начало эры добрососедства.

Однако у холодной войны были положительные стороны, которые, правда, стали заметны в тот момент, когда она закончилась. Биполярную систему международных отношений нельзя было назвать хаотичной, равно как и тоталитарной. Достаточно сказать, что с 1945 по 1990 годы в Европе не произошло ни одного масштабного конфликта.

Кроме того, мир времён холодной войны не делился на проамериканский и просоветский. В 1970-е годы набрало силу Движение неприсоединения, объединившее около 100 участников, которые отказались подчиняться воле Москвы и Вашингтона. Множество стран научились балансировать и поддерживать нормальные отношения с двумя сверхдержавами.

Особенности двусторонней «дружбы»

Проблема глобальной нестабильности и ухудшение ситуации с европейской безопасностью возникли как раз с исчезновением биполярной системы международных отношений. В 1992-1993 годах вспыхнули кровопролитные столкновения в Молдавии, Грузии, Нагорном Карабахе. В середине 1990-х годов война с десятками тысяч погибших разразилась в Боснии, а позже перекинулась на другие территории бывшей Югославии.

Гражданская война едва не началась в самой России, хотя в период холодной войны подобный сценарий было просто невозможно представить. Спустя несколько лет после Кэмп-Дэвида стало очевидным, что проект более безопасного миропорядка, который был провозглашён в загородной резиденции, потерпел полное фиаско и не соответствует национальным интересам РФ.

На авансцене оказались США, которые, как и во времена холодной войны, продолжили навязывать собственные представления о демократии и экономике.

С 1999 по 2004 год в состав НАТО вошёл весь бывший социалистический блок.

Войска альянса вышли к границам России, которая в 1990-е годы значительно сократила численность вооружённых сил и добровольно сдала позиции в сотнях километрах от своих рубежей.

Как полагают опрошенные RT эксперты, ключевая причина краха миролюбивых принципов Кэмп-Дэвида состояла в одностороннем характере уступок. Горбачёв и Ельцин отказывались от рычагов давления на США, но не требовали взамен конкретных гарантий безопасности.

По их мнению, логичнее всего было бы прописать нейтральный статус для Восточной Европы, включая Германию и западные республики СССР.

Профессор Высшей школы экономики Дмитрий Евстафьев в комментарии для RT отметил, что после Кэмп-Дэвида образовался геополитический вакуум, и Вашингтон воспользовался правом сильного: «С точки зрения классической геополитики и интересов США, они всё сделали правильно. Американцы воспользовались слабостью побеждённого противника и захватили максимальное операционное пространство».

Эксперт по российско-американским отношениям, политолог Виктор Олевич также считает, что США объявили себя победителем в холодной войне, забыв о добровольном характере уступок руководства СССР и принципе равенства. «Советский Союз капитулировал в холодной войне, и Запад посчитал себя победителем. Из России было решено сделать оттенённую державу, своеобразного вассала, который будет под американским влиянием, следовать американскому курсу, подчиняться интересам США. Так Вашингтон понимал дружбу с постсоветской  Россией», — заявил Олевич RT.

Кэмп-Дэвид мёртв

Принципы Кэмп-Дэвида были фактически нивелированы уже в середине 1990-х годов, когда США начали продвигать идею расширения НАТО и отказались учитывать мнение РФ, требовавшей мирного урегулирования югославского конфликта.

В 2000-е годы отношения между Москвой и Вашингтоном развивались волнообразно: периоды потепления сменялись «заморозками». Наиболее глубокий кризис наступил в 2014 году из-за госпереворота на Украине и вхождения Крыма в состав России. СМИ заговорили о начале новой холодной войны, хотя власти обеих держав отрицали подобную трактовку.

Почти три года РФ требует отношения к себе как к равному партнёру, что фактически означает выполнение США подписанной в 1992 году декларации.

Администрация Барака Обамы подчёркнуто игнорировала любые попытки Москвы возобновить диалог. Сегодня осторожный оптимизм руководства России связан с приходом в Белый дом Дональда Трампа.

Эксперты считают, что шанс на нормализацию российско-американских отношений, несомненно, существует, однако рассчитывать на восстановление принципов Кэмп-Дэвида или заключение аналогичного соглашения, которое формально положит конец нынешней конфронтации, не стоит.

«С одной стороны, США не справились с задачей по перевариванию того пространства, которое было ими захвачено с окончанием холодной войны. Этому свидетельство — события на Украине и текущие отношения с Россией. С другой стороны, в Вашингтоне вряд ли осознают, что достигли предела своего могущества и позицию Москвы им не поменять», — рассуждает Дмитрий Евстафьев.

По его мнению, две державы являются объективными геополитическими соперниками. «Для партнёрства нужны иные экономические отношения. Если Соединённые Штаты развалятся в результате перестройки Трампа (как СССР при Горбачёве) и Россия одержит геополитическую победу, то тогда мы можем говорить о новом Кэмп-Дэвидском формате», — с иронией отметил Евстафьев.

Виктор Олевич считает, что противоречия между США и РФ мгновенно возникли, как только Москва стала проводить суверенную внешнюю политику: «Речь идёт о возрождении военного потенциала, отстаивании национальных интересов, нежелании принимать решения в ущерб суверенитету. Россия отказалась играть в поддавки, чего собственно и не требовал Кэмп-Дэвид. Но у американцев это вызвало раздражение».

Эксперт убеждён, что в 1992 году отсутствовал фундамент для построения взаимовыгодных отношений между Москвой и Вашингтоном. «Основой так называемого партнёрства была слабость РФ, а не примерно одинаковая, как раньше, военно-политическая мощь. Поэтому российско-американская дружба и не могла состояться даже в среднесрочной перспективе».

Олевич полагает, что на нынешнем этапе рано говорить о возможном восстановлении Кэмп-Дэвидских принципов: «Вероятно, Трамп сможет наладить с РФ сотрудничество по некоторым аспектам: совместная борьба с терроризмом, развитие торгово-экономических отношений. Однако обе державы, по сути, останутся противниками. Никакой дружбы не может быть, но это не отменяет возможности для конструктивных и более адекватных отношений».

 

Алексей Заквасин, Кристина Хлусова