Версия одного дня конфликта

Предисловие. Грузино-осетинский конфликт таит в себе много загадок. В сообщениях, помещаемых на некоторых форумах, подвергается критике нерешительность президента РФ Д. А. Медведева и военного руководства России, боящегося взять на себя ответственность. Поэтому в сообщении рассматривается версия только одного дня конфликта — 8 августа 2008 года. И вкратце "пробежимся" по небольшому промежутку времени перед указанным днем. Основное внимание в сообщении уделено вопросу выдвижении российских войск к Цхинвали. События в самом Цхинвали рассмотрены весьма поверхностно, так как это отдельная тема, которая будет ждать своего автора.

В сообщении используется информация с сайтов Интернета. Автор не ставит перед собой задачу определения виновности любой из сторон конфликта. В сообщении приводится текст интервью, в котором курсивом будут помечены материалы из других источников информации. Мнение автора в сообщении выделено обозначением «МА:». Комментарии автора можно игнорировать. Автор просит извинения у тех читателей, чье мнение отличается от изложенного в сообщении: это мнение только одного человека.

Информация из Википедии. В конце июля — начале августа 2008 года происходила эскалация грузино-южноосетинского конфликта. Регулярно происходили перестрелки и огневые налеты разной степени интенсивности. Мирные жители Южной Осетии в массовом порядке стали покидать зону конфликта. Начиная с 1 августа по инициативе премьер-министра Южной Осетии Ю.Морозова производилась эвакуация жителей Цхинвала. 7 августа грузинская армия попыталась занять Присские высоты вокруг Цхинвала, эта атака была отбита. В тот же день американский посол в Грузии Д. Теффт сообщил в Вашингтон, что войска Грузии, включая подразделения с установками типа «Град», движутся в направлении Южной Осетии.

Днём 7 августа секретарь Совета безопасности Южной Осетии А. Баранкевич заявил: «По всей границе с Южной Осетией наблюдается активность войск Грузии. Все это говорит о том, что Грузия начинает широкомасштабную агрессию против нашей республики». Баранкевич также предположил, что у грузинских военных есть планы осуществить штурм Цхинвала в ближайшее время.

Некоторые российские СМИ утверждали, что 7 августа началась отправка ряда подразделений 58-й армии в Южную Осетию, спустя месяц об этом начала заявлять грузинская сторона, обнародовав в сентябре 2008 года свои разведывательные сведения. В связи с этим генерал Уваров (бывший военный представитель России при ООН, который во время конфликта был официальным представителем МО) заявил, что российская военная техника регулярно входила в Южную Осетию или покидала её, осуществляя снабжение размещенного там российского миротворческого контингента. «Поскольку мы держали там один батальон, ему требовалось горючее и продукты. Разумеется, передвижение военнослужащих имело место, — сказал он. — Но это не были военнослужащие действующей армии, которых послали туда конкретно для того, чтобы воевать». Уваров добавил: «Будь это крупные подкрепления, мы бы не потеряли в Южной Осетии примерно 15 миротворцев».

Корреспондент газеты «Известия» Ю. Снегирёв заявил, что в июне-июле в Северной Осетии проходили войсковые учения 58-й армии, а после их окончания техника не ушла в боксы, а осталась перед въездом в Рокский тоннель (на территории России). Но после тоннеля [в сторону Южной Осетии] техники не было. Это я видел сам. Это могут подтвердить и другие мои коллеги, которые после обстрела Цхинвала 2 августа стали заезжать в Южную Осетию ежедневно».

В ночь на 8 августа 2008 года (около 00:15 мск) грузинские войска подвергли Цхинвал обстрелу из реактивных установок «Град», а примерно в 03:30 мск начали штурм города с применением танков. За несколько минут до начала операции грузинских сил командующему смешанными силами по поддержанию мира генералу М.Кулахметову сообщили по телефону из Тбилиси об отмене перемирия. На экстренно созванном брифинге в Цхинвале Кулахметов заявил журналистам: «Грузинская сторона фактически объявила Южной Осетии войну».

В 00:30 мск 8 августа командующий операциями вооружённых сил Грузии генерал М. Курашвили объявил в эфире телеканала «Рустави-2», что, в связи с отказом осетинской стороны от диалога для стабилизации обстановки в зоне конфликта, грузинская сторона «приняла решение о восстановлении конституционного порядка в зоне конфликта». Курашвили призвал российских миротворцев, дислоцированных в зоне конфликта, не вмешиваться в ситуацию.

К утру МВД Грузии передало сообщение: «Под контроль правительственных сил взяты сёла Мугут, Дидмуха и Дмениси, а также окраины города Цхинвали». Около 10 часов 8 августа министр по реинтеграции Грузии Якобашвили призвал Россию вмешаться в грузино-осетинский конфликт в качестве «настоящего миротворца». Якобашвили также заявил, что Грузия контролирует «почти все» населённые пункты Южной Осетии, кроме Цхинвала и Джавы.

По данным российской стороны, преднамеренному нападению подверглись и места дислокации российских миротворцев. Более десяти российских военнослужащих было убито, несколько десятков — ранено. По данным грузинской стороны, российские миротворцы в нарушение своего статуса вели артиллерийский огонь по грузинским позициям. Международная комиссия по выяснению обстоятельств конфликта заявила, что не может подтвердить факты целенаправленного обстрела российских миротворцев грузинскими войсками или атаки со стороны самих миротворцев независимыми от сторон конфликта свидетельствами. Правозащитная организация «Human Rights Watch» подтвердила факт разрушения российских миротворческих постов в Цхинвали и Хетагурово, однако заявила, что у неё не было возможности подтвердить или опровергнуть факты преднамеренного нападения на миротворцев или неправомерного ведения огня самими миротворцами.

Согласно утверждению генерал-лейтенанта Н.Уварова первое российское боевое подразделение (1-й батальон 135-го полка) прошло через Рокский тоннель в 14 часов 30 минут. По версии генерал-лейтенанта А.Хрулёва, во время войны командовавшего 58-й армией, первая российская батальонная тактическая группа прошла Рокский тоннель гораздо раньше — в 1 час 40 минут ночью 8 августа.

В 15.00 президент РФ Д. А. Медведев выступил по российскому телевидению с Заявлением в связи с ситуацией в Южной Осетии. Д.Медведев, в частности, подчеркнул, что в соответствии с Конституцией и федеральным законодательством как президент РФ он обязан защищать жизнь и достоинство российских граждан, где бы они ни находились. В сложившихся обстоятельствах РФ была вынуждена предпринять операцию по принуждению Грузии к миру, а также для защиты российских граждан, находящихся в Южной Осетии.

Боевые действия продолжались до 12 августа включительно. С 14 по 16 августа президентами Абхазии, Южной Осетии, Грузии и России был подписан план мирного урегулирования конфликта.

Глава МИД России С. Лавров заявил, что причинами ввода российских войск в зону конфликта стали агрессия Грузии против неподконтрольных ей территорий Южной Осетии и последствия этой агрессии: гуманитарная катастрофа, исход из региона 30 тыс. беженцев, гибель российских миротворцев и многих жителей Южной Осетии. Действия грузинской армии в отношении мирных жителей Лавров квалифицировал как геноцид. Он отметил, что большинство населения Южной Осетии — граждане России, и что «ни одна страна мира не осталась бы безучастной к убийству своих граждан и изгнанию их из своих жилищ». С.Лавров заявил, что Россия… выступала с предложением принять резолюцию Совбеза ООН, призывающую Грузию и Южную Осетию отказаться от применения силы. По мнению Лаврова, «военный ответ России на нападение Грузии на российских граждан и солдат миротворческого контингента был полностью пропорционален». Необходимость бомбардировок военной инфраструктуры, находившейся вне зоны конфликта, Лавров объяснил тем, что она использовалась для поддержки грузинского наступления.

17.09.2008 генеральный прокурор Южной Осетии Т.Хугаев сказал в интервью о 1694 погибших в войне. 3.07.2009 года глава Следственного комитета при прокуратуре РФ (СКП) А.Бастрыкин заявил, что жертвами геноцида стали 162 мирных жителя и 255 получили ранения. Однако, по его словам, это не окончательные данные. По состоянию на 2011 год пропавшими без вести в ходе войны числятся 7 жителей Южной Осетии.

3.09.2008 главным военным прокурором РФ С.Фридинским было заявлено: потери российских военнослужащих составили 71 человека погибшими и 340 ранеными. По состоянию на середину 2009 года официальная информация о потерях российских вооружённых сил в ходе конфликта остаётся противоречивой. В феврале заместитель МО генерал армии Н.Панков заявил, что погибли 64 военнослужащих (согласно пофамильному списку), 3 пропали без вести и 283 получили ранения. В августе заместитель министра иностранных дел Г.Карасин сообщил о 48 погибших и 162 раненых. Причины такого расхождения в цифрах неизвестны.

Общее число убитых граждан Грузии, согласно официальным спискам погибших, равно 397, при этом 62 смерти официально не подтверждены.

Американская газета «The Boston Globe» в ноябре 2008 года писала о докладах наблюдателе й ОБСЕ: «Наблюдатели, которые находились на территории самопровозглашённой Южной Осетии в ночь с 7 на 8 августа, сообщают, что видели, как грузинская артиллерия и ракетные установки стягивались к границе Южной Осетии в 3 часа дня 7 августа, задолго до того, как первая российская колонна вошла на территорию анклава. Они также засвидетельствовали ничем не спровоцированный обстрел столицы Южной Осетии Цхинвали вечером того дня. Снаряды падали на жителей, прятавшихся в своих домах. А наблюдатели не слышали ничего, что подтверждало бы заявление Саакашвили о том, что грузинский артобстрел Цхинвали был ответом на обстрел грузинских сёл. Нет причин сомневаться в компетентности или честности наблюдателей ОБСЕ. Неизбежный вывод таков, что Саакашвили начал эту войну и лгал о ней».

10.11.2008 американский журнал «BusinessWeek» писал: «Пока что ни один независимый источник не подтвердил заявление Саакашвили о том, что 7 августа сначала российские войска пересекли границу, и только затем Грузия развернула наступление. Особенно странно то, что во время конфликта грузинские власти об этом вообще не упоминали, а целью своих действий называли «восстановление конституционного порядка» в Южной Осетии. Кроме того, Грузия заявляла, что перешла в наступление в ответ на обстрел четырех грузинских селений предыдущим вечером. Ещё один независимый источник — на этот раз газета «The New York Times» — приводит свидетельства независимых западных наблюдателей, также опровергающих официальную грузинскую версию. Наблюдатели из миссии Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе утверждают: они не обнаружили каких-либо свидетельств, подтверждающих, что эти деревни действительно пережили нападение. Напротив, они обвинили Грузию в «совершенно неизбирательном и несоразмерном нападении», заключавшемся в интенсивном обстреле гражданских объектов артиллерийскими снарядами и неуправляемыми ракетами».

Сотрудники ОБСЕ были в курсе готовящейся грузинской агрессии, поэтому за несколько часов до начала артиллерийского обстрела Цхинвала, все сотрудники цхинвальского офиса ОБСЕ сели в машины и уехали в сторону Гори никого не предупредив. (источник: Ф. Уильям Энгдаль (F. William Engdahl), Кукловоды, стоящие за президентом Грузии Саакашвили — 07 сентября 2008.- Опубликовано на сайте inosmi.ru: 07 сентября 2008, 14:15. Оригинал публикации: The puppet masters behind Georgia President Saakashvili.-Автор перевода читатель ИноСМИ.Ru — Инна Сысоева).

Рассмотрение отдельных событий перед конфликтом За время президентства Саакашвили Грузия поставила мировой рекорд по росту военного бюджета, увеличив его с 2003 по 2008 год более чем в 33 раза. Руководство Грузии резко наращивало военный бюджет, стремясь привести свои вооружённые силы к стандартам НАТО. Бюджетом Грузии на 2008 год были запланированы расходы МО, эквивалентные 0,99 млрд долл. США, что составляет более 4,5 % ВВП.

С 2004 года в Грузию поставлялось вооружение: танки Т-72 и Т-55 (Чехия и Украина), БМП, БТР и автомобили "КрАЗ" (Украина), ББМ RN-94 (Турция), гаубицы Д-30 (Чехия, Украина, Болгария), БПЛА "Гермес-450", ПЗРК "Линкс", катера, средства ПВО, приборы ночного видения (Израиль), зенитные установки ЗУ-23 (Болгария, Украина), вертолеты (США, Украина, Болгария), различное стрелковое оружие (США, Израиль, Украина). При этом с января 2008 года руководство Грузии проводило планомерную замену АК-47 на американские М4. В мае грузинский спецназ стал также оснащаться швейцарской крупнокалиберной винтовкой "Немесис" со специальными снайперскими пулями. Грузинская сторона интенсивно применяла снайперские отряды, вооруженные советскими (СВД), американскими и израильскими винтовками (7,62-миллиметровые Galil) с приборами ночного видения. Украина кроме того поставила Грузии: ЗРК «Оса» и «Бук», вертолёты Ми-8 и Ми-24, учебные самолёты Л-39, САУ (в том числе тяжёлые 2С7 «Пион»). Происходит обучение грузинских военных военнослужащими других стран.

Более подробная информация по поставкам военной техники и оборудования, по обучению грузинских военных имеется на сайте (http://rubicon.org.ua/index.php/advanced-stuff/item/199-gruzino-osetinskij-konflikt-vojna-08-08-08-chto-skryvaetsya-za-konfliktom).

С точки зрения специалистов (МА: в т.ч. иностранных) ВС РФ по состоянию на 2008 год выглядели весьма удручающе. К соединениям постоянной готовности можно было отнести только 13% от общего числа боевых единиц. Реально боеготовыми оставались ВДВ и РВСН, часть флота. В сухопутных войсках и ВВС доля частей постоянной готовности оставалась крайне низкой. Органы управления имели большие масштабы, численность офицеров старшего комсостава оказалась непропорционально велика. Более 100 тыс. офицеров не имели полагающегося жилья, что по мнению зарубежных экспертов, конечно же, сказывалось на отношении к службе части офицеров. Оснащенность современной техникой находилась на уровне нескольких процентов, а часть имеющейся стояла неисправной. Крупнейшую категорию военнослужащих составляли слабо мотивированные и плохо обученные солдаты срочной службы. По разным причинам контрактники массово стали уходить назад на гражданку. Уровень боевой подготовки резко снизился. Почти исчезли как явление батальонные учения. Летчики имели по 10-15 часов годового налета — ниже уровня, обеспечивающего безопасность полета.

В качестве примера насколько плохо выглядела российская армия в глазах американских экспертов приведем часть доклада в Конгрессе США в 2009 году (через 1,25 года после окончания конфликта): «…РФ имеет намерение модернизировать свои базовые платформы для доставки ЯБП, но не имеет для этого технических ресурсов и научного потенциала. В настоящее время работоспособны всего 3 СБ Ту-160 из 15. К 2019 году не останется ни одного летающего экземпляра из-за отсутствия запасных частей. После 2019 года в строю останутся только около 50 СБ Ту-95. Из 8 РПКСН могут выходить в море 4. После 2019 года возможен ввод в строй еще 2 подводных лодок с доведением общего количества до 5-7 работоспособных (при нахождении на боевом дежурстве не более 2-3). Большинство МБР будут сняты с вооружения в 2017-2019 годах в связи с превышением срока гарантии в 2,5-3 раза. Возможно принятие на вооружение до 2019 года до 40 МБР» (Быстрый глобальный удар часть 1).

МА: Желательно было проверить реальные боевые возможности российской армии и по возможности втянуть ее в новый конфликт по типу конфликта 90-х годов в Чечне, спровоцированного зарубежными спецслужбами.

15.08.2011 Д.Медведев отметил, что до июля 2008 года они с Саакашвили регулярно встречались и Президент Грузии, по-видимому, был всерьез заинтересован в том, чтобы урегулировать путем переговоров конфликт между Грузией и двумя ее сепаратистскими провинциями — Абхазией и Южной Осетией. Однако все изменилось после того, как Тбилиси посетила, занимавшая в то время пост Госсекретаря США, К.Райс. После встречи с ней Саакашвили резко прекратил общаться с Москвой. Смысл визита Райс в Грузию 9.07.2008 года по-прежнему остается загадкой. Официально она собиралась обсудить перспективы вступления Грузии в НАТО, но кроме того, она воспользовалась представившейся возможностью, чтобы публично призвать к соблюдению «территориальной целостности» Грузии. В то же время сотрудники Госдепартамента уверяют, что частным образом Райс предупреждала Саакашвили не провоцировать Россию. Если это действительно было так, тогда практически идеальный английский Саакашвили, вероятно, его подвел.

По-видимому, Райс была не единственным влиятельным американцем, общавшимся с Саакашвили перед Августовской войной. За три дня до ее визита, грузинский президент встретился с К.Роувом, доверенным лицом Президента США Д.Буша. Еще раньше Саакашвили неоднократно звонил с выражениями поддержки кандидат в президенты от Республиканской партии Д.Маккейн, советник которого по внешней политике Р.Шейнеманн был платным лоббистом, работавшим на грузинское правительство. Возможно, кто-нибудь верит, что Роув и Маккей призывали Саакашвили к терпенью и сдержанности. Возможно они давали ему советы в духе известного изречения Черчилля о том, что историю пишут победители. Возможно они убеждали, что Россия побоится участвовать в этом конфликте…

С 15 июля по 2 августа 2008 года проходили российские учения «Кавказ-2008» с заявленной численностью 8000 военнослужащих. На втором этапе учений отрабатывались специальные операции по принуждению к миру в конфликтных зонах Грузии — Абхазии и Цхинвальском регионе. Учения "Кавказ-2008" под руководством командующего войсками Северо-Кавказского военного округа генерал-полковника С.Макарова проходят на территории всех субъектов Южного федерального округа, за исключением Калмыкии и Адыгеи. Они начались 15 июля в ответ на плановые совместные грузино-американские учения "Немедленный ответ-2008". В маневрах участвуют военнослужащие, дислоцированные на территории 11 субъектов Южного федерального округа. Были задействованы части 42 МСД (Чеченская Республика), две горные бригады (Дагестан, Карачаево-Черкесия), 7-я горная дивизия ВДВ (штаб дислоцируется в Новороссийске), из Пскова в Моздок переброшены подразделения 76-й воздушно-десантной дивизии, а из Волгограда в Краснодарский край выдвинут десантно-штурмовой полк. Кроме того в маневрах участвовали и другие части 58-й армии и 4-й армия ВВС и ПВО Южного военного округа.

15 июля 2008 начались двухнедельные учения под названием 'Немедленный ответ 2008". Основной целью учений является "укрепление сотрудничества и партнерства между ВС США и Грузии". В учениях приняли участие 1425 американских морских пехотинцев, 600 солдат 4-й пехотной бригады Грузии и по десять офицеров из Азербайджана и Украины. Учения проводились под руководством Европейского командования ВС США. В ходе учения отрабатывались вопросы «взятия под контроль проблемной территории и проведении там операции по стабилизации и осуществлению безопасности».

Согласно разработанному плану операции «Цминда Вели» («Чистое Поле») после захвата грузинскими войсками территории Южной Осетии их должны были сменить военнослужащие из США, Азербайджана и Украины, а освободившиеся грузинские войска планировалось использовать для захвата Абхазии. Военные советники из США не только участвовали в разработке военной операции «Цминда Вели», но и принимали участие в боевых действиях руководя обученными подразделениями грузинской. США оказывали помощь Грузии в получении разведданных (ЦРУ, РУМО, АНБ). Госдеп США пытался оказать всестороннее давление на РФ с целью добиться невмешательства российских миротворцев и ВС РФ.

Комментируя совпадение сроков проведения российских и грузинских учений, помощник главкома Сухопутных войск полковник И.Конашенков заявил, что начавшиеся в ЮФО маневры — плановые и не связаны с подобными мероприятиями в Грузии. Однако помощник главкома не стал отрицать связь между маневрами и ростом напряженной политической ситуации в регионе. По словам Конашенкова, в связи с обострением обстановки в зонах грузино-абхазского и грузино-осетинского конфликтов, в ходе учений «Кавказ-2008» будут отрабатываться вопросы участия в спецоперациях по принуждению к миру в зонах вооруженных конфликтов. О подготовке к возможным действиям на территории автономий в Грузии говорит и командующий Северо-Кавказского военного округа генерал-полковник С.Макаров. По его словам, задачами войск «в случае обострения обстановки и начала ведения боевых действий противоборствующими сторонами являются: оказание помощи миротворческим силам в разъединении противоборствующих сторон, оказание гуманитарной помощи населению, проживающему в зоне конфликта, а также защита прав и свобод граждан РФ».

Перед конфликтом в Грузии проводились дезинформационные мероприятия, целью которых было убедить руководство Абхазии, Южной Осетии и России в том, что военные действия если и начнутся — начнутся с вторжения грузинских войск в Абхазию.

Версия первого дня войны. Поскольку план грузинского наступления был известен командованию ВС России, но не была известна дата его начала, после завершения учений «Кавказ-2008» у границы с Южной Осетией была оставлена небольшая российская группировка в составе усиленных мотострелковых батальонов, которая должна была в течение нескольких часов после начала грузинского наступления войти на территорию республики и оказать помощь миротворческому батальону (2-й батальон 135-го мотострелкового полка). Во взаимодействии с авиацией эти батальонно-тактические группы (БТГ) должны были сдержать наступление грузинских войск вглубь республики до подхода более крупных сил из России. Частям постоянной готовности Северо-Кавказского военного округа (СКВО), расположенным вблизи от границы, чтобы прибыть в Южную Осетию требовалось от одних до двух суток. Планировалась при необходимости и оперативная переброска в регион частей ВДВ.

Для обеспечения безопасности Абхазии в случае начала конфликта в неё также планировалось введение дополнительных российских войск. К началу конфликта было несколько усилено присутствие ВС России в республике за счет БТГ 7-й десантно-штурмовой дивизии и двух рот специального назначения. До максимально разрешенной численности в 3000 человек был доукомплектован миротворческий контингент.

В апреле 2012 года бывший командующий 58 армии генерал-лейтенант А.Хрулев дал интервью, которое изложено в статье «Как начиналась война» (https://topwar.ru/13901-voyna-080808-vpervye-o-ee-taynah-rasskazyvaet-general-hrulev.html). Данная статья в несколько «урезанном» виде была опубликована и в 8.08.2014г.

Генерал А.Хрулев. "Для меня война началась на моём рабочем месте (МА: командующий не спал). 7 августа в штаб армии прибыл командующий СКВО генерал-полковник С.А.Макаров с группой офицеров штаба округа. За два дня до этого, 5 августа, им было утверждено решение командующего 58-й армией по усилению российского военного контингента в составе смешанных сил по поддержанию мира в зоне Грузино-Югоосетинского конфликта. Этот план был разработан на случай возникновения угрозы военных действий. В течение дня мы с командующим работали во Владикавказском гарнизоне и вечером вернулись в штаб армии.

Около 22 часов командующий убыл к себе отдыхать, а я остался в кабинете работать с документами. Ситуация была тревожная. Обстановка накалялась с каждым днём. Обстрелы с обеих сторон, перемещения техники и войск с грузинской стороны, жёсткие заявления, эвакуация женщин и детей осетинами. За неделю до этого закончились учения грузинской армии, которые проходили совместно с американскими советниками и при их активном участии. У нас тоже учения прошли и закончились в первых числах августа, и мы только-только вернули свои войска в пункты постоянной дислокации. Я уже знал о том, что в 16 часов Саакашвили заявил, что Грузия в одностороннем порядке прекращает огонь, но меня это его демонстративное миротворчество после нескольких недель нагнетания ситуации насторожило. Я знал поговорку, что если враг тебе протягивает хлеб, смотри за его второй рукой, в ней может быть кинжал. В общем, было тревожно.

В 00.00 часов раздался звонок. Телефонистка доложила: «Товарищ командующий, вас срочно Кулахметов». Через мгновение услышал в трубке Марата Минюровича: "Анатолий Николаевич, только что на меня вышел министр обороны Грузии, он проинформировал меня о том, что Грузия начинает силовую операцию по восстановлению своей территориальной целостности. Начался массированный артиллерийский обстрел. Ведётся огонь по позициям миротворцев. Это начало войны".

Я спрашиваю: «Ты в этом уверен?» Он мне: «Да, я официально докладываю. Это война!» Одновременно оперативный дежурный армии получил доклад от дежурного миротворческих сил в Южной Осетии о начале боевых действий грузинской стороной.

Тут же даю команду оперативному дежурному:«Вскрыть пакет, приступить к выполнению действий по сигналу для миротворческих сил, довести сигнал в части, касающейся их, до соединений и частей, провести оповещение. Доложить оперативному дежурному СКВО». Это было в 00.03. В 00.07 8 августа пришел подтверждающий сигнал из штаба округа. В штабе 58-й армии было организовано постоянное боевое дежурство оперативной группы офицеров. Они с получением сигнала, сразу убывали на ЦБУ (вероятно, центр боевого управления), начинали готовить боевые документы и собирать информацию.

В 00.15 я прибыл на ЦБУ, старший оперативной группы доложил о готовности к работе. Я ему уточнил задачу на сбор данных обстановки от миротворцев и начале действий по сигналу своих сил и средств. В дальнейшем, после сбора всего оперативного состава армии, согласно боевого расчета началась работа по складывающейся обстановке. В основном это были вопросы приведения в боевую готовность, совершения маршей по своим маршрутам в районы сосредоточения, к решению каких задач быть в готовности, а также вопросы взаимодействия и всестороннего обеспечения.

В 00.15 на ЦБУ прибыл командующий СКВО С.А.Макаров. Я доложил ему обстановку и получил разрешение продолжить боевую работу.

Я нисколько не сомневаюсь, что в плане нападения на Южную Осетию при выборе срока грузинским командованием и их советниками учитывались всё, и дата нападения была выбрана очень тщательно. Это был отработанный план, в котором были учтены все нюансы. Даже те, которые, казалось, могут знать только достаточно прослужившие в российской армии люди. Ну, например, как я уже говорил, под видом учений грузины отработали вопросы сосредоточения на границах Южной Осетии мощной ударной группировки.

При этом дату учений они специально сдвинули так, чтобы их учения закончились на два-три дня раньше, чем наши. И война началась именно тогда, когда соединения и части моей армии вернулись в свои пункты постоянной дислокации, техника встала в боксы и нуждалась в обслуживании, оружие было сдано в комнаты для хранения оружия. После учений обычно два-три дня уходит на все организационные дела: личный состав моют, переодевают, офицеры убывают домой отдыхать, то есть, войска после учений традиционно находятся в наименьшей степени боеготовности.

Также было учтено и то, где находилось военно-политическое руководство страны, в каком состоянии была система управления Вооруженными Силами, кадровые перестановки. Всё это было учтено. К тому же, начиналась Олимпиада. Всё внимание было приковано к ней. Очень точно момент был выбран. И я уверен — выбран не грузинами. Вспомните, какая организованная информационная кампания была развёрнута по всему миру сразу после начала войны? Это что, могла организовать Грузия? Я знал их военное руководство — там был свой уровень мышления, а тут было совсем другое мышление, другая школа. Это сегодня советники открещиваются: мол, мы ничего не знали, но поражение всегда сирота. Понятное дело, что никто не рвётся стать автором проигранной войны.

Готовя эту войну, учитывая все факторы, грузинские генералы и их советники не учли главного: того, что мы постоянно внимательно следили за ситуацией — это была полоса ответственности 58-й армии. Поэтому мы переиграли грузин и их американских инструкторов и советников. Завершив учения, и зная, что грузины продолжают непонятные маневры силами и средствами, что ситуация неоднозначная, тревожная, — некоторые соединения и части армии не вернулись в казармы, а остались в горах на подходе к Рокскому тоннелю две БТГ от двух мотострелковых полков с их командирами и группами управления, общей численностью чуть больше семисот человек. Обе БТГ были хорошо рассредоточены, замаскированы и полностью укомплектованы людьми, техникой, боеприпасами, топливом. Именно эти БТГ решили исход операции… (Командовали группами полковники А.Красов и Г.Анашкин. Группы имели в своём составе несколько танков — минимум четыре (1-я танковая рота 141-го отдельного танкового батальона 19-й МСД, капитана Ю.Яковлева). Обеими группами руководил А.Козаченко — командир 693-го полка).

Для обеспечения контртеррористической борьбы в 58-й армии в каждом полку были сформированы БТГ, которые были укомплектованы на сто процентов и техникой, и личным составом. Эти тактические группы были созданы по опыту первой и второй Чеченских кампаний, в каждую такую группу входил мотострелковый батальон с приданными подразделениями разведки, танковыми, артиллерийскими, ПВО, инженерными, связи, РХБЗ, а также подразделениями технического обслуживания и тылового обеспечения с необходимыми запасами. В течение шести месяцев они находились в двухчасовой боевой готовности к выполнению поставленных задач, затем их личный состав менялся…

Вот стоял, скажем, полк в Ингушетии, личный состав его БТГ в течение 2 часов после получения сигнала был в полной боевой готовности и мог выполнять поставленные задачи. Все БТГ были укомплектованы личным составом, который служил не менее шести месяцев!... В основном были контрактники, и, как я уже говорил, все солдаты и офицеры хорошо знали задачи, стоящие перед ними и были подготовлены к их выполнению. Именно эти БТГ сыграли решающую роль в разгроме грузинской армии. Кроме того, для обеспечения действий этих БТГ дополнительно оставались в горах артиллерийские подразделения, а также тылового и технического обеспечения…

В 1.30 все офицеры штаба уже были на своих боевых местах, я ввел их в обстановку, довёл до них предварительные элементы замысла операции, определил расчёты. И началась работа. Пришёл в действие огромный боевой механизм — 58-я армия! Нужно себе представить этот масштаб! Соединения и части располагались на территории девяти субъектов Российской Федерации, самая дальняя бригада армии, 136-я, — в 380 километрах, в Дагестане. И всё это пришло в движение. Нахождение командующего округом С.А.Макарова, сильно помогло делу, это оперативное и быстрое решение всех вопросов, связанных с принятием решения, а также по организации взаимодействия с частями и соединениями округа. Так, 42-я дивизия была оперативно подчинена мне, но имела своим основным направлением Чечню. И командующий округа, не колеблясь, дал добро на планирование и её тоже. Таких вопросов было множество, и в эти напряжённые часы Сергей Афанасьевич продемонстрировал свои самые лучшие качества руководителя и организатора.

К шести утра большая часть работы по оценке обстановки, приведению в боевую готовность войск, их развёртыванию и выработке решения была завершена. На основании принятого решения были переданы приказы в соединения и части на совершение маршей с указанием районов, куда они должны прийти, где расположиться, сосредоточиться, к каким действиям быть готовым.

Конечно, война началась не вдруг… У любой войны есть свой угрожаемый период. У нас обстановка медленно и неотвратимо накалялась все последние два года. Было ясно, что дело идёт к войне. Поэтому о том, что боевые действия будут, мы предполагали. Но, к сожалению, разведка наша не сработала. Мы имели крайне мало конкретной информации о противнике, о его перемещениях, о его планах. Приходили какие-то разрозненные сообщения и телеграммы ориентировочного характера. Я куда больше информации получал от своих разведчиков, которые "тралили" эфир, беседовали с людьми, у которых были родственники в Грузии, или с теми, кто сам там побывал. Это была куда более точная информация, чем то, что шло сверху. Мы больше информации узнавали из радиопереговоров грузинских таксистов, которые между собой обсуждали, какие дороги сегодня перекрыты из-за прохода войск или куда возили клиентов в погонах. Мы могли бы иметь на порядок больше информации, если бы могли работать на территории Южной Осетии, но я свидетельствую — и это правда — до начала войны нам было категорически запрещено вести разведку за Кавказским хребтом.

Это иностранная территория! Туда лезть нельзя! Можно было только вести радиоперехват. Конечно, кое-что докладывали миротворцы, которые по долгу службы вели наблюдение за миротворческой зоной и обязаны были отслеживать любые перемещения вооружённых лиц и техники в этой зоне. Но и они не выходили за рамки своих полномочий. Понимали, что грузины очень внимательно отслеживают наше поведение, и кругом было полно их резидентуры. Поэтому, нужно сказать честно, разведка наша на начальном этапе войны с задачей не справилась. Грузинская группировка была практически не вскрыта. Не были вскрыты ни выдвижение артиллерии на позиции, ни выдвижение механизированных частей. Надо отдать должное противнику: он хорошо замаскировал свои приготовления к началу войны и смог добиться тактической внезапности.

Перед началом выдвижения БТГ я поставил командирам задачу: как можно быстрее прорываться к Цхинвали, не давая грузинам перекрыть дорогу и закрепиться на позициях. Все заставы и блокпосты сбивать, а главное — захватить стратегический Гуфтинский мост (расстояние от Рокского туннеля до села Гуфта 41 км), отбросить от него грузин как можно дальше, после чего одной БТГ идти в сторону Тамарашени, а второй — по Зарской дороге, к миротворцам, на деблокирование и усиление. И чтобы Вы поняли уровень обученности людей, я вам докладываю, что первая БТГ уже в час сорок ночи прошла Рокский тоннель и ускоренным маршем с выделением боевого разведывательного дозора пошла вниз, а вторая БТГ входила в тоннель!"

Полковник Козаченко писал, что два его батальона [МА: две БТГ под его командование] должны были взять под контроль дорогу от перевала до Джавы, а батальон 135-го полка — занять дорогу от Джавы до Цхинвали. Получается, что они шли не в Цхинвали, а просто подготавливали дорогу для остальной армии. После 06:00, группам прикажут срочно идти на Цхинвали. Согласно интервью Козаченко в 06:30 он вошёл в Джаву. В это время 1-й батальон 135-го полка всё ещё стоял в Джаве. Мы видим, что речь идет о трех БТГ. Третья БТГ — это 1-й батальон 135-го полка.

С третьей БТГ ситуация несколько запутанная. 11.09.2008 года в газете «Красная звезда» в заметке «Жизнь продолжается» опубликовано интервью с командиром роты 1-го батальона 135-го полка капитаном Д. Сидристым:«Мы были на учениях. Это относительно недалеко от столицы Южной Осетии. Нижний Зарамах — природный заповедник Северной Осетии. Вот там после плановых учений и стояли лагерем, но 7 августа пришла команда на выдвижение к Цхинвалу». В Интернете в последствии упоминалось, что текст заметки был изменен: и удалена фраза: «…но 7 августа пришла команда на выдвижение к Цхинвалу…»

МА: Даже подправленный текст пропал из электронного архива газеты. Отсутствие текста в газете является несколько странным событием... В сообщении пресс-службы Президента о награждении орденом Мужества приведен список из 8 человек (в т.ч. капитана Д.Сидристого). В списке всего два офицера. О шести награжденных в газете «Красная Звезда» в сентябре месяце были опубликованы достаточно длинные заметки. Отсутствуют заметки только о капитане Д.Сидристом и сержанте В.Петракове. В Интеренете существуют несколько статей с текстом, якобы, удаленной статьи и с фотографией капитана Сидристого в госпитале. Если слова Д.Сидристого являются правдой и БТГ 135-го полка выдвинулась еще 7 августа, то генерал А.Хрулев представляет несколько «искаженную» информацию по разведобеспечению 58-й армии. Это и понятно, информация ГРУ не может быть открытой... Кроме того, на одном из сайтов упоминалось, что 7 августа через Рокский туннель прошла колона разведывательного батальона (без указания номера дивизии) в составе которого имелись машины подразделения спецназа ГРУ.

МА: Возможно, это были две роты батальона "Восток", который числился в составе 42-й МСД и выполнял задания в интересах ГРУ (возможно в составе колонны было и подразделение 10 бригады ГРУ). В августе 2008 года батальон действовал и как штурмовое подразделение, и как разведывательное. Сначала спецназовцы «зачищали» грузинские позиции между Цхинвалом и Джавой.

Генерал А.Хрулев. "БТГ вышли к Гуфтинскому мосту в 4 часа 40 минут — как раз в тот момент, когда с той стороны моста к нему подошли грузины. И грузины нас просто тут не ждали. Они и предположить не могли, что через четыре часа после объявления войны русские войска окажутся почти под Тамарашени. Грузины вышли на мост и начали его перекрывать. Командир полка полковник А.Казаченко доложил, что вышел к мосту и наблюдает на нём грузин. Я поставил ему задачу — танковым взводом с ходу захватить мост, сбить грузин и отбросить от моста. И командир задачу выполнил. Он буквально смёл грузин огнём с моста и вынудил их начать отход. В этом бою мы потеряли БМП, которая шла в передовом дозоре. Грузины, пытаясь организовать оборону, её подбили, и она, потеряв управление, упала с моста (по другой версии при проходе колонны БТГ 693-го МСП через Гуфтинский мост, двигатель БМП-2 №005 заклинило прямо на нём. Для быстрого возобновления движения было принято решение столкнуть эту БМП с моста).

К утру по Транскаму уже непрерывно шли войска. В авангарде три БТГ (МА: в интервью упоминаеются три группы) и сразу за ними артполк 19-й дивизии и ракетные части. БТГ шли первыми для прикрытия артиллерии. Главным было как можно быстрее протянуть сквозь "дырку", так мы называли между собой Рокский тоннель, артиллерию. За перевалом её можно было оперативно разворачивать на позициях в горах и поддерживать огнём воюющие батальоны и выдвигающиеся по Транскаму колонны."

МА: В 09:30 две батальонных тактических группы 135-го и 693-го мотострелкового полка пересекли мост в районе Гуфты, им навстречу из Цхинвала выдвинулись осетинские ополченцы. История БТГ, которая пошла на Тамарашени,не совсем известна. Вторая БТГ пошла по Зарской дороге, но в Цхинвали они войдут только утром 9-го августа.

Утром 08.08.2008 произошло первое наступление российской армии на Цхинвали. В этом наступлении участвовал 1-й батальон 135-го полка при котором находился полковник Г.Гостев. Батальону был дан приказ: войти в Цхинвали к 10:00 и усилить миротворческий батальон (миротворческим был 2-й батальон того же полка). Козаченко получил приказ оставить полторы роты у Гуфтинского моста и идти за БТГ 135-го полка. Батальон 135-го полка без приключений прошёл сёла Зар, Додоти и Квасатали, но на подходе к селу Тбети попал под минометный обстрел. Село Тбети с ночи занято грузинской армией. Одна рота БТГ осталась держать позицию, а остальные стали искать обходной путь в Цхинвали. Нашлась дорога через Квернети. По этой дороге БТГ вошла (незадолго до 10-30) в Цхинвали у северной оконечности Дубовой Рощи. Двигаясь мимо вокзала они попали под обстрел рот грузинского 42-го батальона. БТГ остановилась, втянулись в перестрелку, а затем стала отступать. Срывалось усиление миротворческого батальона. Виновато в этом оказалось командование, не обеспечив батальон разведданнфыми.Бой длился около часа, а потом роты отошли по Квернетской дороге на Зарскую, соединились с ротой, стоящей у Тбети, и отошли к Джаве.

Похоже, срыв наступления на Цхинвали был столь серьезен, что генерала Хрулева послали лично разобраться в обстановке. Командующий полетел, рискуя жизнью, исправлять то, что «накосячил» командир батальона. Имя командира батальона неизвестно. Возможно, полковник Гостев лично командовал батальоном. После войны его уволили из армии.

Генерал А.Хрулев. "В 10.30 минут командующий округа, который работал на ЦБУ с офицерами, поставил мне задачу: «Вылететь в Южную Осетию — кроме вас, там никто не разберется. Здесь уже всё отлажено. Войска начали выдвижение, задачи определены, и сейчас вы должны быть там, разобраться на месте в обстановке. Что там сейчас реально происходит, где миротворцы, где грузины? Задачи: первое — не допустить уничтожения миротворцев, деблокировать их. Второе — мирные жители. Не допустить уничтожения жилых кварталов и сёл. Третье — не допустить, чтобы грузины в случае захвата города подготовили его к обороне. Знаю, что сил и средств мало, но этими силами и средствами вы должны выполнить эти задачи, пока не подойдут войска». Это было совершенно правильное решение. Невозможно управлять войсками в такой сложной обстановке через Кавказский хребет. И я сразу отправился на вертолётную площадку. К этому моменту мы уже знали, что в воздухе работает грузинская авиация. Знали и то, что не уничтожены и функционируют грузинские радары, а значит — нас могут засечь. Но нужно было лететь. Вертолётчики были асы, мы шли по самому дну ущелий, буквально над самыми верхушками деревьев и прорвались необнаруженными.

В 11.45 я был в Джаве, пролетели почти под грузинскими бомбами. Буквально за пару минут до посадки грузинские штурмовики отбомбились по Джаве, и ещё пыль не улеглась, когда мы сели. Со мной была группа офицеров штаба: артиллерист, разведчик, инженер, оператор. Борт подсел, мы выскочили — и борт ушел. Я тут же на месте определил, где находятся батальонные группы, и уточнил им задачи — прорываться к городу по Дзарской дороге. Вот именно поэтому я и должен был быть там, чтобы на месте реагировать на изменение обстановки и принимать решения.

Там же был разведвзвод 135-го полка, им командовал капитан Ухватов [командир разведывательной роты 135-го мотострелкового полка], ему была поставлена задача вести разведку вдоль маршрута движения, в бой не ввязываться, только наблюдать и докладывать, кроме одного исключения — в случае обнаружения РСЗО, реактивных установок залпового огня, уничтожать их, потому что один залп такой установки мог наделать очень много бед."

(Тяжёлые бои были в "верхнем городке" военных наблюдателей. Там 140 русских воинов, под командованием подполковника К.Тимермана почти двое суток держали оборону. После артудара у них вышла из строя связь. К вечеру 08.08.2008 к ним на помощь пробился разведвзвод капитана Ухватова, обеспечив связь. В ночном бою они уничтожили прислугу установки "Град" и захватили в плен арткоректировщика. По другим данным к миротворцам прошла разведрота капитана Ухватова).

После полудня 8.8.2008 42-й батальон Грузинской армии находился на западной окраине Цхинвали. Командоване решило вывести его из боя и расположить на отдых в "Дубовой роще" на окраине города. Батальон простоял в этой роще примерно с 12:30 до 14:30. ПВО при нем не было. Никто в те часы не ожидал появления российской армии и российской авиации. Около 14:00 пять штурмовиков, которыми командовал С.Кобылаш, сбросили бомбы на позиции батальона. Батальон стоял просто в поле, без всяких укрытий. 22 человека погибло сразу, пострадала бронетехника и автомобили. Батальон начал хаотично отступать в сторону села Авневи. С этого момента он был уже не боеспособен. Севернее Авневи стоял на позициях 41-й батальон — он видел бегство окровавленных солдат 42 батальона, что сразу сказалось на боевом духе 41-го. Фактически, именно с этого момента IV-я бригада постепенно выходит из боя. 42 батальон около 16:00 соберут в Авневи, а затем отведут к Агаре.

Генерал А.Хрулев. "У БТГ также были реактивные установки системы "Град", но приходилось держать их в резерве на крайний случай, так как в наличии был всего один боекомплект реактивных снарядов, и подвоз в случае их израсходования было очень трудно организовать, поскольку единственная дорога была забита беженцами и простреливалась грузинами."

В 15:00 реактивная артиллерия нанесла первый удар по противнику. Решение принято, необходимо было как можно скорее войти в город и не дать грузинам организовать оборону, обеспечить подход из России основных сил, иначе бы штурм обошёлся большой кровью. В это время рота капитана А. Ю. Ухватова и миротворческий батальон сражались, не давая грузинам перебросить в город подкрепление. Появились первые потери — убитые и раненые. Возможности переправить раненых в госпиталь не было.

Генерал А.Хрулев. "Я уже сказал выше, что на первом этапе у нас было только две БТГ и две батареи САУ по 5 орудий, батарея РСЗО против всей грузинской группировки. И я понимал, что если грузины разберутся и поймут, сколько нас, то просто сомнут и уничтожат. На их стороне было полное превосходство. Причём, не только численное. У них была новейшая техника, отличная связь, прекрасная организация. Это были обученные и хорошо подготовленные части, и глупости сегодня говорят те, кто называет грузинскую армию опереточной. Это был очень серьёзный и опасный противник… Здесь противник был умный, упорный, пытающийся навязать свою схему боевых действий, имеющий самое современное оружие и отлично подготовленных солдат. У меня на глазах грузинские танкисты из засады с первого выстрела уничтожали двигающиеся на небольших открытых участках на высокой скорости легковые автомобили. Настоящие снайперы! Наша артиллерия больше десяти минут на одной позиции не находилась, потому, что у грузин были отличные средства разведки и отработана контрбатарейная борьба. Уже через пятнадцать минут после открытия огня на то место, откуда стреляла наша артиллерия, сыпались грузинские снаряды. Лишь раз артиллеристы ошиблись — и тут же понесли потери. Погиб командир батареи. Шёл бой, пехота просила поддержки огнём, и он с одного и того же места выполнил стрельбу по второй задаче. Сразу после этого стал уходить, но уже не успел и попал под огонь. Четыре машины ушли, он на пятой выйти не успел...

ПВО была единой, ею управлял начальник ПВО, находившийся на ЦБУ армии. Но подразделения ПВО входили в Осетию позже боевых батальонов и артиллерии. Я же не мог пустить ПВО раньше войск — сначала войска должны были пройти тоннель, а потом уже ПВО. Но, пройдя тоннель, они сразу развернулись, и потому грузины уже к исходу первых суток прекратили полёты. Я помню только один их удар по Джаве и то до подхода туда наших войск. Когда же войска пришли, они уже не бомбили...

Сбив грузин с моста, отбросив их к Тамарашени, я принял решение разделить БТГ на отдельные ротные группы, а иногда и взводные, и вот этими группами максимально "растаскивать" грузин, сковывать их боем, дерзкими и молниеносными действиями, нанес удар — ушёл, нанес удар — ушёл, а также нанесением огневого поражения заставлять переходить к обороне. Внушать им, что нас много, что мы со всех сторон подходим. Не давать им прийти в себя и нарушать их управление. Вести постоянное воздействие подразделениями и огнём. Для этого нужно было иметь прекрасно обученный личный состав и отлично подготовленных командиров. И могу сказать с гордостью — солдаты и офицеры 58-й армии с этой задачей справились. Немаловажную роль здесь сыграл патриотизм, морально-психологический дух, верность присяге и идеалам страны, уверенность в своей правоте и готовность на подвиг.

Две БТГ выполнили свою задачу! Они не дали грузинам полностью захватить Цхинвал и подготовить его к обороне...

БТГ Козаченко к 18-19 часам вышли к населенному пункту Галуанта, наткнулись там на сопротивление и получили приказ занять оборону. К 22.40 БТГр сосредоточились на Галуанских высотах, рассредоточились и замаскировались.
Командирам была уточнена задача: готовиться к утренним боевым действиям, вести разведку, — а сам я вернулся по дороге к Рокскому тоннелю. Там работала оперативная группа армии во главе с начальником штаба генерал-майором Журавлёвым, организуя проводку колонн через Рокский тоннель. И туда же в этот момент подъехал командующий войсками округа, мы с ним встретились в час ночи с восьмого на девятое у тоннеля…

Тут надо сказать, что после учений не был свернут комплексный пункт технического и тылового обеспечения. Мы ждали когда на сопредельной территории все грузинские части вернутся в пункты постоянной дислокации. Я понимал, что если загремит за хребтом, то времени на разворачивание тылов у нас не будет. И когда начнется, в горы кроме нас пойдут и МЧС, и медики, чтобы встретить и обработать большой поток беженцев. И все будут искать удобные площадки поближе к Рокскому тоннелю. А их и так — кот наплакал. Это горы — там не развернуться. Поэтому в ходе учений были развернуты на самых подходящих для этого местах комплексные пункты ТТО, которые не мешали работе других ведомств. Руководил им заместитель по тылу генерал Ю.Руковишников. У него была и своя охрана, и своя связь, были заранее определены посты, которые по маршрутам находились, выделены были средства эвакуации, рембат был развёрнут, склады с продовольствием и ГСМ, и всё это было хорошо замаскировано."

Вопрос журналиста: «Известно, что примерно в это время здесь активно действовала 10-я бригада спецназа ГРУ. Был ли с ними у вас контакт?»

"Да, взаимодействие было организовано, но они действовали по своим задачам, поставленным старшим воинским начальником. Возможно, они давали их [целеуказания], выходя на группу боевого управления на ЦБУ. Дело в том, что группы спецназа действуют по распоряжению старшего воинского начальника. У них свои специфические задачи. Если у них есть необходимость — они взаимодействуют с нами через центр боевого управления, но я с группой офицеров работал в передовых боевых порядках, а мой штаб работал за много километров от меня, координировал действия разворачива- ющихся на территории Южной Осетии войск. Моя группа действовала в отрыве от штаба, поддерживая с ним связь. Таковы были условия: начало боевых действий, решение принято, задачи поставлены, войска выдвигаются и занимают указанные районы в своей полосе. Мне была поставлена конкретная задача командующим округа, об этом мы уже говорили выше, командир должен быть в нужное время в нужном месте, а для достижения победы на место сражения прибыть раньше противника, это старая истина. Мы сражались на начальном этапе против превосходящего нас численно и технически противника. Вы поймите, солдат не идет в бой без командира. А тем более — в условиях той быстроменяющейся обстановки, когда на принятие правильного решения были считанные минуты. В критической ситуации личный состав смотрит на командира, и если командир спокоен — значит, всё нормально, ситуация под контролем."

17.06.2017. В.В.Путин отметил: «Мы ожидали, что кто-то вмешается, заставит Саакашвили вывести войска из Южной Осетии, прекратить эти действия, — отметил российский лидер. — Но ничего такого не произошло». На вопрос, оказывали ли Саакашвили поддержку в его действиях США или НАТО, российский лидер ответил: «У меня нет стопроцентной уверенности, что его кто-то там спровоцировал, кто-то стоял за спиной, подталкивал. Я этого не знаю, но мне кажется, что он никогда бы не решился самостоятельно на эту провокацию, я так думаю. И во всяком случае, его точно никто не останавливал».

МА: А можно ли было вести войска раньше? Вероятно, можно. Но Россия в этом случае стала бы страной-агрессором, и международная изоляция и санкции могли начаться на 6 лет раньше. Оно нам было нужно?

Представленные материалы показывают, что военно-политическое руководство весьма оперативно среагировало на начинающийся грузино-осетинский конфликт. В рассматриваемое время мировая общественность была еще не готова к защите агрессора, применяющего артиллерийские системы и установки залпового огня по крупному городу. Молниеносная операция российской армии, приведшая к полной потере боеспособности грузинской армии и к опасности захвата всей территории Грузии (с возможным отделением Аджарии), привели к тому, что зарубежные «партнеры» были вынуждены смириться (т. к. не сумели среагировать) с создавшейся международной обстановкой. В принципе, эту ситуацию разыгрывали два крупнейших игрока на мировой арене… Американцы просчитались в оценке возможностей российской армии и военно-политического руководства нашей страны...

Что бы ни говорили о разведке, она прекрасно выполнила свою роль. Она работает незаметно, именно поэтому мы ничего не знаем о ее работе. Относительно небольшие потери регулярных войск с обеих сторон (для конфликта такого масштаба) показывают грамотное владение ситуацией командованием российских ВС. Аналогичные действия без ошибок мы видели и в Крыму.

 

Автор: aKtoR