«Противовес Германии и Японии»: как СССР и США установили дипломатические отношения

Нарком иностранных дел СССР Максим Литвинов и госсекретарь США Корделл Халл Franklin D. Roosevelt Library Нарком иностранных дел СССР Максим Литвинов и госсекретарь США Корделл Халл

16 ноября 1933 года были установлены дипломатические отношения между Советским Союзом и Соединёнными Штатами Америки. США стали одним из последних крупных государств, официально признавших СССР. Историки отмечают, что консервативно настроенные республиканцы, находившиеся у власти на протяжении двенадцати лет, не верили в жизнеспособность советского проекта, осуждая политику большевиков. Этот курс Вашингтона в отношении Москвы был пересмотрен только при демократе Франклине Рузвельте, который был вынужден бороться с Великой депрессией и опасался возможных последствий германо-японского союза. О прорыве в советско-американских отношениях — далее в материале.

По стечению обстоятельств, история российско-американских отношений существует дольше, чем сами Соединённые Штаты как государство. В 1698 году в рамках Великого посольства царь Пётр I провёл в Лондоне встречу с Уильямом Пенном, основателем колонии Пенсильвания, которая в будущем стала одним из штатов США. Позднее, в ходе Войны за независимость Российская империя отказалась помогать британцам и, объявив о нейтралитете, негласно поддерживала американцев.

В 1809 году между Россией и Соединёнными Штатами были официально установлены дипломатические отношения. Несмотря на то что моряки и торговцы молодого государства не всегда дружественно вели себя по отношению к обитателям Русской Америки, в целом отношения между Санкт-Петербургом и Вашингтоном были достаточно спокойными. Россия и США подписали ряд двусторонних международных актов, а в 1867 году Соединённые Штаты выкупили у Российской империи Аляску.

Стремительно портиться отношения между Россией и США стали в 1880-е годы, когда американцы устремились на Дальний Восток и начали лоббировать там свои интересы. В американском обществе постепенно стало формироваться представление о России как о «несвободном» государстве. В начале ХХ столетия адмирал Альфред Мэхэн, бывший член Морского комитета по стратегии США, разработал планы по сдерживанию «континентальной» России путём создания мощного блока морских держав. В ходе Русско-японской войны Штаты оказывали активную экономическую, дипломатическую и военно-техническую поддержку Японии.

Революционный фактор

Потепление отношений между Россией и США наступило только в 1917 году — после Февральской революции и официального вступления Соединённых Штатов в Первую мировую войну на стороне Антанты.

Октябрьскую революцию официальный Вашингтон воспринял настороженно. Государственный департамент направил в американское посольство в России инструкцию, в которой содержалась рекомендация воздерживаться от прямых контактов с руководством большевиков. Однако при этом американские власти поначалу не разделяли позицию Англии и Франции, которые уже в конце 1917 года начали готовиться к интервенции и заочно делить Россию на зоны влияния. В начале марта 1918-го президент США Вудро Вильсон даже отправил приветственную телеграмму Всероссийскому съезду Советов в Москве. В Вашингтоне рассчитывали убедить большевиков в целесообразности союза с Антантой и совместных военных действий против Германии. Однако Советская Россия хотела мира любой ценой, чтобы восстановить силы.

Весной 1918 года Англия и Франция ввели свои войска на север России, а Япония — на Дальний Восток. 15 августа Соединённые Штаты официально отказались признавать государственность Советской России и высадили свой экспедиционный корпус во Владивостоке.

Несмотря на декларативный нейтралитет, американские интервенты отличались чрезвычайной жестокостью по отношению к русским — причём как к тем, кто действительно поддерживал большевиков, так и к тем, кого в этом обвиняли без всяких оснований. Мирных людей пытали, грабили, незаконно лишали свободы и убивали. Отчасти из-за американских интервентов множество российских крестьян, прежде политически нейтральных, перешли на сторону красных. Когда стало ясно, что у Белого движения в России нет никаких перспектив, власти США приняли решение об отзыве своего корпуса. В апреле 1920 года он был полностью выведен с территории России.

Ещё раньше, в сентябре 1919-го, Россию покинуло американское посольство. Послом России в США официальный Вашингтон вплоть до июня 1922 года считал назначенного Временным правительством Бориса Бахметьева. В 1918—1919 годах Совнарком предпринял две попытки установить дипломатические отношения с США, но Вашингтон их проигнорировал. Осенью 1922-го Соединённые Штаты официально аннулировали полномочия ранее существовавших на их территории российских консульств.

Республиканская заморозка

«Отказ принять факт создания в 1922 году Советского Союза был связан с идеологическими причинами. К власти в Соединённых Штатах пришли крайне консервативные силы. Частное предпринимательство было для них всем. И политика, не соответствующая данной установке, воспринималась как святотатство, как нечто совершенно невообразимое», — рассказал руководитель Центра военно-политических исследований Института США и Канады РАН Владимир Батюк.

В 1921 году президентом США стал Уоррен Гардинг. С этого начался период двенадцатилетней гегемонии Республиканской партии в Белом доме.

«Несмотря на отсутствие дипломатических связей, в 1920-е годы торгово-экономические отношения между СССР и США существовали, однако развиваться нормально они не могли из-за политических препятствий», — отметил Батюк.

Официальный Вашингтон не только отказывался помогать американским бизнесменам сотрудничать с Советским Союзом, но даже начал на определённом этапе осознанно препятствовать таким связям.

«Республиканцы были убеждёнными антикоммунистами. Они рассчитывали на то, что Советский Союз не выдержит выпавших на его долю испытаний и развалится. Даже когда при них началась Великая депрессия, они думали, что это ненадолго, и не хотели корректировать свою внешнюю политику, хотя она объективно мешала экономическому развитию США. Администрация Герберта Гувера, пришедшего к власти в 1929 году, открыто препятствовала сотрудничеству американских коммерсантов с СССР», — рассказал главный научный сотрудник Института США и Канады РАН Владимир Васильев.

Незадолго до начала экономического кризиса, в апреле 1929 года, государственный секретарь США Генри Стимсон в ответ на призывы бизнеса установить дипломатические отношения с СССР официально уведомил Американскую федерацию труда, что Белый дом не планирует менять свою политику в отношении Советского Союза. В 1932 году Стимсон подтвердил данную позицию властей США в переписке с дипломатами и сенаторами.

Несмотря на то что в начале 1930-х Москва закупила 77% экспортируемых из США тракторов и 57% металлорежущих станков, а промышленная продукция по советским заказам изготавливалась сразу в 36 штатах, Гувер вводил для торгующих с СССР фирм новые пошлины, а республиканцы инициировали создание антисоветских следственных комиссий.

Рузвельтовская оттепель

«Отношение в США к Советскому Союзу начало меняться только после того, как пост президента Соединённых Штатов в 1933 году занял демократ Франклин Рузвельт. Он понимал, что кризис — это всерьёз и надолго, и поэтому политику нужно корректировать», — отметил Васильев.

В 1933 году Москву посетил бывший руководитель миссии Красного Креста в России, известный американский общественно-политический деятель Раймонд Роббинс. Ещё в годы революции он хоть и не сочувствовал большевикам, но считал их приход к власти свершившимся фактом, а попытки отрицать политическую реальность — контрпродуктивными. Весной 1933 года он встретился с наркомом иностранных дел СССР Максимом Литвиновым, а затем был принят Иосифом Сталиным. Возвратившись в США, Роббинс донёс до окружения Рузвельта информацию о том, что советское руководство настроено на конструктивный диалог с Соединёнными Штатами.

Первый дипломатический прорыв произошёл 16 мая 1933 года, когда президент США, обращаясь к 53 иностранным государствам с предложениями по вопросам международной безопасности и экономического сотрудничества, адресовал их в том числе и Советскому Союзу. Председатель ЦИК Михаил Калинин предложения Рузвельта поддержал.

Однако позиция Белого дома поначалу не устраивала чиновников Госдепа. В июле 1933-го внешнеполитическое ведомство направило президенту США записку, содержавшую заведомо неприемлемые условия для переговоров с Советским Союзом: признание Москвой всех долгов царского и временного правительств, компенсации за национализированное после революции имущество и самое главное — «преодоление различий между социальной и экономической структурой СССР и США».

Американские дипломаты утверждали, что советское законодательство, монопольный характер внешней торговли в СССР и классовый характер государства делают невозможным развитие отношений между Москвой и Вашингтоном. В то же самое время представители экономического блока администрации президента убеждали Рузвельта в том, что диалог с СССР выстраивать нужно.

В начале октября 1933 года глава Госдепа Корделл Халл попытался настоять на том, чтобы сделать признание Москвой старых долгов условием для начала переговоров, однако Рузвельт эту идею не поддержал.

«Реальность была такова, что экономическому сотрудничеству между США и Советским Союзом нужно было придать, наконец, официальный статус. Кроме того, американская администрация была напугана приходом к власти в Германии нацистов и была вынуждена искать геополитический противовес Берлину», — отметил Васильев.

По словам Владимира Батюка, официальный Вашингтон также очень сильно беспокоился из-за возросшей активности Японии в дальневосточном и тихоокеанском регионах. По мнению части американских дипломатов, установление дипломатических отношений с Советским Союзом должно было сдержать внешнеполитические амбиции Токио. На этом фоне государственный секретарь Корделл Халл изменил свою позицию и на очередной встрече с Рузвельтом признал, что СССР — миролюбивая страна, поэтому стоит рассмотреть возможность сотрудничества с Москвой.

Параллельно кампанию в поддержку установления дипломатических отношений проводили представители бизнеса, имевшего прочные связи с СССР, и общественные организации. В США было создано Общество друзей Советского Союза, отделения которого в 1933 году действовали уже в 20 штатах. С петицией в поддержку сотрудничества с СССР к Рузвельту обратились также представители 268 американских высших учебных заведений.

Дипломатические отношения

10 октября 1933 года Франклин Рузвельт обратился к Михаилу Калинину с посланием, в котором назвал состояние двусторонних отношений ненормальным и призвал их урегулировать. Калинин инициативу Рузвельта поддержал. 7 ноября на переговоры в Вашингтон прибыл советский нарком иностранных дел Максим Литвинов.

Корделл Халл попытался поднять вопросы долгов, компенсаций, введения особого правового статуса для американцев в СССР и ограничения деятельности Коминтерна. Однако Литвин отверг претензии Вашингтона по всем пунктам и напомнил об ущербе, нанесённом Соединёнными Штатами Советской России в ходе вооружённой интервенции. К переговорам подключился и Рузвельт. Обсуждение с взаимных претензий перешло на международную ситуацию. Представители Москвы и Вашингтона согласились с тезисом о недопустимости распространения в мире милитаризма. Произошёл также обмен нотами о взаимном уважении суверенитета.

По итогам переговоров советская сторона согласилась удовлетворить часть экономических претензий Вашингтона в обмен на предоставление займа, а также сняла вопрос о денежных компенсациях за интервенцию. Рузвельт, в свою очередь, отказался от всех остальных условий, выдвинутых ранее Госдепом.

16 ноября 1933 года между СССР и США были официально установлены дипломатические отношения.

«На позицию Рузвельта по советскому вопросу, помимо желания поддержать американскую экономику советскими заказами и найти противовес Германии и Японии, повлиял тот факт, что новый американский президент имел достаточно левые взгляды. Его интересовал советский опыт решения глобальных социально-экономических проблем. И не зря именно при Рузвельте в Соединённых Штатах произошли политико-экономические преобразования в вопросах государственного регулирования экономики, труда и социальных гарантий населению практически социалистического толка. Однако после Второй мировой войны, из которой Вашингтон вышел в хорошем экономическом состоянии, в США победила реакция. Меры, предпринятые Рузвельтом в сфере сближения с Советским Союзом во время Великой депрессии, были расценены как чрезвычайные и свёрнуты. Началось противостояние с Москвой, воспринятое американской элитой как восстановление нормального состояния вашингтонской политики», — подытожил Владимир Васильев.