Неолиберализм в стиле Трампа

Неолиберализм в стиле Трампа https://qz.com/975848/trump-ran-as-a-foreign-policy-realist-instead-hes-become-another-interventionist-neocon/

Руководство США приступило к масштабным реформам. Разработанная командой Дональда Трампа стратегия предусматривает радикальный отказ от программ социальной помощи, принимавшихся с середины прошлого века. Политика в интересах крупнейших корпораций вызывает всё возрастающий протест в обществе.

Рассказывая о деятельности новой американской администрации, комментаторы делают упор на внешнюю политику. Это вполне объяснимо. США остаются сильнейшей глобальной державой, чьё влияние на весь остальной мир огромно. Причём, вопреки родившемуся в ходе предвыборной кампании Трампа мифу, это влияние не стало более мирным. Едва заняв Овальный кабинет, президент инициировал курс, приведший к обострению ситуации вокруг Корейского полуострова и на Ближнем Востоке. Не оправдались и наивно лелеемые надежды на потепление российско-американских отношений. В очередной раз это стало ясно 25 мая, когда на саммите НАТО Дональд Трамп перечислил главные угрозы для альянса: терроризм, проблему миграции и Россию.

Однако внутри самих Соединённых Штатов происходят не менее интересные события. Как и шаги Вашингтона на международной арене, они имеют мало общего с предвыборной риторикой Трампа. Выйдя в лидеры гонки благодаря своей критике «финансовых тузов», обещаниям восстановить промышленное производство и поднять уровень жизни рабочих, он начал действовать с точностью до наоборот.

В конце мая Белый дом представил проект федерального бюджета на новый финансовый год, наступающий 1 октября. Если кратко, то администрация предлагает отказаться от концепции «государства благосостояния». Начало ей было положено в 1964 году, когда президент Линдон Джонсон провозгласил «бескомпромиссную войну с бедностью». Напуганный растущим влиянием Советского Союза, капитал предпочёл поделиться частью богатств. Именно тогда появились программы медицинской помощи для малоимущих «Медикейд» и «Медикэр», были введены продовольственные талоны, запущены проекты строительства дешёвого жилья и субсидирования фермеров. Последующие администрации либо расширяли социальные программы, либо частично урезали их, но ни один президент не покушался на их полную отмену.

Эта роль выпала Трампу и его команде. Согласно внесённому в конгресс проекту, сокращение государственных расходов в ближайшие 10 лет позволит сэкономить 4,5 триллиона долларов, из них 1,7 триллиона — за счёт сворачивания социальных программ. В частности, ужесточаются правила получения продуктовых талонов, которыми в настоящий момент пользуются 43 миллиона американцев с низкими доходами. Значительной части льгот лишатся фермеры. Правительство отказывается от закупок продовольствия для социальных нужд. Урезаются программы медицинского страхования детей и пожилых людей, сокращаются пенсионные выплаты по инвалидности.

Тяжелее придётся студентам. Подавляющее большинство из них учатся благодаря образовательным кредитам. Возвращать их трудно, в результате чего долг выпускников перед банками достиг 1,3 триллиона долларов. Вместо того чтобы облегчить положение молодых людей, американские власти идут на новые драконовские меры. С 1 июля проценты по студенческим займам значительно вырастут, будут возвращены отменённые при Бараке Обаме пени по просроченным выплатам.

Отдельный пункт социально-экономической стратегии новой администрации — отказ от инициированной при Обаме реформы, названной «Обамакэр». Её целью было исправление громоздкой и неэффективной системы здравоохранения, при которой свыше 50 миллионов человек, или 18 процентов населения, не имели страховки и фактически оказались лишёнными медицинской помощи. Введя обязательное страхование, дополнительные налоги для фармацевтических компаний и состоятельных граждан, власти субсидировали страховку для малоимущих. В результате при всех сбоях и незавершённости реформа позволила сократить долю неохваченных граждан до 8,6 процента.

И вот республиканцы, изначально критиковавшие «Обамакэр» как «социалистический эксперимент», взяли реванш. 4 мая палата представителей конгресса поддержала отмену реформы. По словам Трампа, Белый дом создаст новую систему медицинской помощи, которая «станет лучшей в мире». В этом есть большие сомнения, ведь перечёркиваются все достижения последних лет. Отмене подлежат и обязательное владение страховкой, и повышенные налоги в интересах бедных. С работодателей снимается ответственность за обеспечение страховым полисом сотрудников, а определение минимального перечня обязательных медуслуг передаётся в ведение отдельных штатов. Страховые компании теперь вольны самостоятельно повышать стоимость своих услуг. Как подсчитали специалисты, данные меры вернут число неохваченных страховкой граждан на дореформенный уровень и ещё больше повысят неравенство в доступе к здравоохранению. По словам лидера демократического меньшинства в палате представителей Нэнси Пелоси, реформа «Обамакэр» «была одним из наиболее масштабных перераспределений богатства в истории страны, но желание ввести налоговые льготы для богатых превзошло и попрало всё».

Впрочем, критику в Белом доме воспринимают равнодушно. Там открыто признают, что намерены защищать лишь интересы платёжеспособных граждан. «Мы больше не станем измерять сострадание числом социальных программ или людей, которые ими пользуются, — заявил директор Бюджетного управления США Мик Малвейни. — Мы будем измерять сострадание… числом людей, которые выйдут из этих программ». Как пояснил чиновник, социальная помощь «побуждает людей не работать» и плодит тунеядцев. И это при том, что свыше 70 процентов участников соцпрограмм — работающие жители.

В интересах корпораций

Руководство США в привычной популистской манере утверждает, что его предложения помогут ликвидировать огромный бюджетный дефицит и обеспечить стабильный рост экономики. В действительности от сокращения социальных услуг выигрывает кучка богатейших американцев, и в их числе «акулы» военно-промышленного комплекса. Обнародованный план увеличения военного бюджета на 54 миллиарда долларов в 2018 году — только вершина айсберга. В Белом доме уже заявили о намерении вложить в ближайшее десятилетие 6,7 триллиона «в восстановление военной мощи Америки для защиты своих интересов дома и за рубежом». Как цинично добавил вице-президент США Майк Пенс, тем самым Вашингтон «возродит арсенал демократии». Направления экспорта «демократии» очевидны: все страны, сопротивляющиеся американской гегемонии. Капиталу нужны новые источники прибыли, новые рынки, и многомиллиардное увеличение военного бюджета должно ему в этом помочь.

То, что занявшие кабинеты Белого дома люди отражают интересы исключительно крупных собственников, подтверждает налоговая реформа. В её рамках планируется отменить налог на наследство, существенно уменьшить налоги на прирост капитала, недвижимость и прибыль. Удар наносится по системе прогрессивного налогообложения. Верхняя ставка подоходного налога будет снижена с 39,6 до 35 процентов.

Сокращению подвергнутся и корпоративные налоги. Не менее ценным подарком для высшего класса стал президентский указ о пересмотре так называемого закона Додда—Франка. Принятый в 2010 году на волне массового недовольства деятельностью Уолл-стрит, он ужесточил государственный надзор над финансовыми институтами и создал дополнительный орган регулирования — Совет по надзору за финансовой стабильностью. Другое аналогичное ведомство — Бюро финансовой защиты потребителей — и вовсе может быть ликвидировано в ближайшее время.

Наращивать прибыль корпорации смогут также за счёт игнорирования экологических норм. И речь не только о выходе США из Парижского соглашения по климату. Одним из первых решений Трампа стала отмена принятых ранее природоохранных норм. Угольные компании освобождены от обязанности рекультивировать зоны добычи, а нефтяные и газовые — от штрафных санкций за нанесение экологического ущерба. Интересы тысяч людей при этом ни во что не ставятся.

1 июня началась прокачка нефти по трубопроводу Dakota Access. Построенный для транспортировки сырья из месторождений в Северной Дакоте в Иллинойс, он привёл к массовым протестам индейцев и экологов. Их возмущение вызвали не только прокладка нефтепровода по дну рек Миссисипи, Миссури и водохранилища Оахе, откуда племя сиу берёт воду, но и осквернение при строительстве священных для индейских племён мест. Среди них — захоронение жертв бойни в Уайтстоуне. Сгоняя индейцев с их земель ради доступа к золотым рудникам, американские войска убили там в 1863 году несколько сотен человек, в основном женщин и детей.

Осенью прошлого года противостояние переросло в настоящие столкновения. Для разгона лагеря протестовавших власти использовали бронетранспортёры и слезоточивый газ, полторы сотни активистов были арестованы. Громкий международный резонанс вынудил Обаму подписать распоряжение о приостановке проекта. Трамп, однако, отменил решение предшественника. Это вполне объяснимо, учитывая, что новый министр энергетики Рик Перри входит в правление построившей нефтепровод компании, а её акционером является сам Трамп.

Данный факт лишь подтверждает неутешительный вывод известного американского политолога Уильяма Энгдаля о том, что в команде президента США нет ни одного человека, который не был бы замечен в сомнительных махинациях. И это не фигура речи. «Кабинет миллиардеров», как часто называют правительство Трампа, в основном состоит из выходцев с Уолл-стрит и из крупнейших корпораций. Министр торговли Уилбур Росс, к примеру, больше двадцати лет возглавлял нью-йоркский офис банка Ротшильдов и получил прозвище «король банкротств» за многочисленные тёмные сделки. В 2006 году взрыв на принадлежавшей ему шахте в Западной Виргинии унёс жизни 12 человек. Как выяснилось позже, владельцы давно знали о проблемах с безопасностью, но ничего не предприняли.

Ростки сопротивления

И такие пятна есть практически на каждом члене команды Трампа. Этим объясняется как крайне невысокий рейтинг президента, менее чем за полгода упавший до 38 процентов, так и непрекращающиеся акции протеста. Люди понимают, что предлагаемые реформы ухудшат их жизнь, а ведь уже сейчас за чертой бедности в США живут 45 миллионов человек, ещё около 100 миллионов балансируют у этого порога.

При этом всё больше американцев осознают ложность выбора между двумя правящими партиями. Ведущие социологические агентства фиксируют рост популярности левых идей. Порядка 40 процентов респондентов предпочитают социализм капитализму. Среди молодёжи таковых почти половина. В этом и заключается причина успеха Берни Сандерса на предварительных выборах в прошлом году. Выйти за рамки республиканско-демократической системы и возглавить протест политик не смог, но левое движение от этого на спад не пошло. Организация «Демократические социалисты Америки», призывающая к ограничению всевластия корпораций, за год увеличила свою численность с 6 до 21 тысячи человек. Значительный приток новых членов отмечен в Коммунистической партии США.

Чтобы понять важность этого поворота, нужно вспомнить, в каких условиях работают левые организации страны. Тотальная информационная блокада и всевозможные запреты не остались в прошлом. В одном из майских номеров газета «Вашингтон таймс» с тревогой отметила растущую популярность социалистических идей. «Социализм — это полный контроль, социалисты хотят подавлять свободу, требуя от вас отказаться от мяса, сигарет или кока-колы», — пугает издание. И такие бредовые фантазии культивируются в стране уже столетие!

Громкий скандал разгорелся в Калифорнии, где несколько депутатов местной ассамблеи потребовали отменить закон, запрещающий допуск коммунистов к госслужбе. Их коллеги из числа республиканцев выступили против. Один из них, Трэвис Аллен, заявил, что «позволять диверсантам и коммунистам работать в штате — это прямое оскорбление жителей». По его словам, коммунизм в лице Китая и Северной Кореи по-прежнему представляет угрозу для США. Схожие запреты действуют и в других регионах. Например, в штате Вашингтон коммунистам запрещается голосовать на выборах. А в Нью-Йорке начато расследование против директора колледжа и двух учителей, которых обвиняют в коммунистической пропаганде.

Но набирающий обороты протест эти меры вряд ли остановит. Тонуть в неолиберальных волнах простые американцы не хотят, а значит, их голос будет звучать всё громче.