Против цветной революции в Венесуэле: что может сделать Россия

Июль 2013 года Фото: kremlin.ru Июль 2013 года

Период очень высоких цен на нефть наряду с «прокремлёвским правительством» дали Венесуэле миллиарды долларов инвестиций из России. В те годы были заключены оборонные сделки, благодаря которым ВВС Венесуэлы оказались одними из наиболее эффективных в Латинской Америке. Сегодня, когда нефть стала дешёвой, Россия до сих пор сотрудничает с ослабевшим венесуэльским правительством. Но что дальше?

Перспективы вероятного краха венесуэльского правительства занимают западных аналитиков. Например, об этом рассуждает Роберт Бекхузен в журнале «The National Interest».

Ссылаясь на данные газеты «Военно-промышленный курьер», Бекхузен раскрывает гипотетический план действий России в Венесуэле в случае гражданской войны.

Основное, что выудил иностранный обозреватель из материала «ВПК», — это ведение прокси-войны, или войны чужими руками. Именно это позволило бы предотвратить «цветную революцию» в Венесуэле.

По мнению Бекхузена, такого рода превентивные действия не являются чем-то новым в русской военной доктрине. Предложенные действия Кремль «успел осуществить и в других местах», напоминает автор.

Что за прокси-войну может организовать Москва в Каракасе? Обратимся к первоисточнику — статье Константина Стригунова «Революция коки», опубликованной в «Военно-промышленном курьере».

По мнению аналитика, для демонтажа власти в Венесуэле путём цветной революции американцы могут использовать наркокартели. Для цветной революции существует главное условие: кризис действующей власти Боливарианской Республики. Признаками кризиса являются протесты, идущие с 2014 года и усилившиеся после попытки непризнания итогов парламентских выборов. Число погибших в противостоянии подошло к сотне. Причиной кризисной ситуации является сырьевая модель экономики. Когда цены на нефть рухнули, правительство оказалось не в состоянии выполнять обещания, данные оплоту боливарианцев — бедным слоям населения. Вдобавок чависты наделали ошибок, считает автор: заморозили цены на продукты питания, в результате чего население наблюдало дефицит и пустые прилавки. Что до инфляции, то она, как прогнозирует МВФ, в 2018 году составит 1660%. Кризис из экономического перетёк в политический. Отсюда очевидны все предпосылки для цветной революции и демонтажа власти. Дело за организацией процесса.

Правда, до сих пор власть имеет возможность удерживать ситуацию под контролем: значительная часть вооружённых сил и служб безопасности находится на стороне правительства. Чависты пока обладают мощными инструментами для подавления акций протестов.

Автор предполагает, что среди протестующих есть лица, используемые внешнеполитическими игроками. Боливарианский же режим имеет предел прочности, переход за который переведёт систему в состояние сильной неустойчивости. При таком сценарии, даже если демонтаж неугодного правительства не состоится в процессе «цветного» переворота, возможна радикальная фаза, где инструментами сноса правительства выступят не одни протестные группы. На примере Сирии вырисовывается другая модель, ведущая к более тяжёлым последствиям для государства-мишени. Стригунов цитирует доклад бывшего советника начальника Генштаба ВС РФ Мусы Хамзатова. Так называемая технология «облачного противника» состоит в следующем: у объекта агрессии максимально ослабляются вооружённые силы, в стране разрушается политический и социально-экономический фундамент, а затем местные элиты объявляются виновниками кризиса. Для демонтажа местного режима используются транснациональные вооружённые группировки, чьи тылы находятся за пределами государства-жертвы. Эти формирования используют жилую застройку в городах и берут в заложники граждан, поэтому армия страны крайне избирательно противостоит боевикам. Второй вариант для армии — сносить целые города (ближневосточные примеры: Тикрит, Аль-Баб, Мосул и др.). При втором варианте вооружённые силы страны вынужденно втягиваются в процесс разрушения собственного государства и играют на руку внешнему агрессору. Как правило, эта радикальная фаза приводит к концу (фрагментации) государства-жертвы.

Власти Венесуэлы сегодня не в состоянии ни предложить антикризисный план, ни остановить маховик насилия. Оппозиция, однако, тоже не выдвигает конструктивных идей, а сторонников набирает лишь на основе протеста. Ответа на вопрос «Как жить дальше?» у неё нет. Общий итог: дефицит товаров народного потребления и лекарств, коррупция, криминальный разгул. Налицо предпосылки гражданской войны, уверен Стригунов.

Кто в такой период может выступить в виде ведущего элемента демонтажа чавистов? На Ближнем Востоке в этой роли выступили исламисты разной степени радикальности. В Латинской Америки власть к рукам могут прибрать наркокартели. Эта сила здесь способна сломать политический строй.

Производители и экспортёры коки, этого основного источника финансирования криминальных элементов, срослись с чиновниками самого разного ранга. Венесуэле этого тоже не удалось избежать: это государство — транзитёр наркотиков из Колумбии.

Наркокартели, напоминает аналитик, имеют налаженную организацию, тренированных боевиков, сеть осведомителей, разведку, контрразведку. Это реальная сила.

«Не стоит думать, что американцы откажутся использовать наркокартели в своих интересах, хотя формально активно борются с этими структурами. Точно так же США выступают против международного терроризма, но это нисколько не препятствовало созданию и использованию экстремистских группировок. Соответственно нет никаких гарантий, что Вашингтон не решит связаться с наркокартелями через свою агентуру, которой в Латинской Америке хватает. В первую очередь американцы стали бы действовать через DEA (Управление по борьбе с наркотиками), а также ЦРУ, имеющее в регионе довольно сильные позиции со времен операции «Кондор». Не исключено, что ради политических целей Вашингтон пойдет на негласный пакт с наркокартелями для свержения правительства в Каракасе».

Эскалации конфликта будут способствовать и геоклиматические условия. В джунглях можно прятаться от авиации и средств разведки. Есть также возможность устраивать подземные коммуникации.

Что касается России, то для неё этот радикальный сценарий в чавистской Венесуэле крайне неблагоприятен. Во-первых, полагает автор «ВПК», с демонтажем правительства чавистов Москва потеряет свои инвестиции.

Во-вторых, произойдёт подрыв «Боливарианского альянса для народов нашей Америки» (ALBA), группы стран «левого поворота». События в Венесуэле далее могут негативно повлиять на Кубу, Боливию, Никарагуа и Эквадор.

В-третьих, в регионе ослабнут военно-политические позиции России, которая после распада СССР и без того не обладает соответствующим влиянием на идущие здесь процессы. К тому же нельзя забывать о географической удалённости Венесуэлы.

Стригунов предлагает «содействовать нынешнему руководству страны в лице Мадуро, осуществляя посильную помощь самого широкого спектра». И не стоит дожидаться, пока «ситуация станет критической, как в Сирии в 2015-м, а принять превентивные меры в виде военно-разведывательной помощи Каракасу в борьбе с инсургентами». Также аналитик предлагает «найти точки соприкосновения с группировками левацкого толка» и «использовать их в прокси-режиме на стороне законного правительства Венесуэлы».

В настоящее время, добавим, Россия ведёт себя весьма сдержанно в отношении Венесуэлы. На днях в стране прошли выборы Конституционной ассамблеи, которую затем поддержали Боливия, Куба, Сальвадор и Никарагуа. Зато число критиков новой венесуэльской ассамблеи охватывает чуть не весь мир: тут и США, и Мексика, и Бразилия, и Аргентина. Далее идут Чили, Перу, Колумбия, Панама, Коста-Рика, Канада, Швейцария — и весь Евросоюз! Китай промолчал, промолчала и Индия, единственный, помимо США, крупный импортёр венесуэльской нефти, расплачивающийся валютой. Что до России, то она призвала международное сообщество проявить сдержанность и не вмешиваться во внутреннюю политику Венесуэлы.

Москва выразила поддержку Конституционной ассамблее и подвергла критике тех, кто поставил под сомнение выборы или отказался признать итоги голосования. Министерство иностранных дел РФ обвинило государства, выступающие против создания ассамблеи, в «усилении экономического давления на Каракас». Однако, как отмечает «Би-би-си», Москва, хоть будет морально поддерживать правительство Мадуро, но оказать Каракасу существенную материальную помощь едва ли сможет. Каракас сможет рассчитывать лишь на реструктуризацию своего долга или на его списание (в лучшем случае). При этом, как указывает Альваро Мендес, специалист по отношениям Китая со странами Латинской Америки из Лондонской школы экономики, в счёт погашения части венесуэльского долга Москва договорилась о доле в национальной нефтяной компании CITGO. Это та самая компания, которая перерабатывает, транспортирует и продаёт нефтепродукты, в том числе в США.

Что касается Китая, то венесуэльский долг Поднебесной составляет уже 65 млрд. долларов. При этом Китай не сможет стать альтернативным рынком сбыта для венесуэльской нефти, если США наложат запрет на импорт сырой нефти из Боливарианской Республики. Пекин уже сократил объёмы займов Каракасу.

На днях Министерство финансов США включило президента Венесуэлы Николаса Мадуро в санкционный список. «Вчерашние незаконные выборы [Конституционной ассамблеи] подтверждают, что Мадуро — диктатор, который игнорирует волю венесуэльского народа, — цитирует ТАСС министра финансов США Стивена Мнучина. — Наказывая Мадуро, Соединённые Штаты дают понять, что выступают против политики его режима и выражают поддержку народу Венесуэлы, который стремится вернуться в своей стране к полной и процветающей демократии».

В результате нарастающего санкционного давления США на Венесуэлу кризис в этой стране ещё больше обострится, подстёгивая гиперинфляцию и усиливая недоверие к правительству Мадуро.
 

Олег Чувакин