Демократы против Хиллари

Ни одной положительной рецензии. Ни одного сочувственного отклика. Книга «Что случилось?» (“What Happened?”), с таким шумом и такой помпой пропиаренная ее автором, бывшей первой леди и бывшим государственным секретарем Хиллари Клинтон, книга, ставшая мгновенно бестселлером и занявшая топовые позиции в списке продаж, столкнулась с жестким афронтом со стороны практически всех средств массовой информации, за очень и очень редким исключением.

Надо признать, что это первая книга Хиллари, которая получила столь широкое обсуждение; первая, которую политически ангажированная аудитория прочла с захватывающим интересом. Предыдущие мемуары Хиллари, вышедшие в свет в 2014 году под названием «Трудные решения» («Hard Choices») и посвященные годам работы в Госдепе, критиками были признаны довольно скучными, и никакого сопоставимого с нынешним ажиотажа они не вызвали. Этого нельзя сказать о книге «Что случилось?» — несмотря на весьма негативную прессу, Хиллари может утешаться тем, что финансово книга безусловно себя окупила.

С другой стороны, Хиллари явно рассчитывала не только на коммерческий, но и на политический успех своего литературного предприятия. Она предприняла рекламный тур по всей стране с представлением своей книги, дала множество интервью, кажется, всем ведущим телевизионным каналам, пообщалась с журналистами влиятельных политических изданий. Везде и всем она говорила, в сущности, одно и то же: победа на президентских выборах 2016 года у нее была украдена противниками, в первую очередь русскими хакерами во главе с якобы ненавидящим ее персонально президентом Путиным, затем – местными американскими расистами и ненавистниками женщин и, наконец, двурушниками в ее собственной партии.

Если от Хиллари никто и не ожидал добрых слов в отношении Путина и Трампа, то однопартийцы могли, казалось бы, рассчитывать на снисходительность. В конце концов, и Берни Сандерс, и Элизабет Уоррен, и сам Барак Обама при всех своих сложных чувствах к Хиллари поддержали ее в борьбе с Трампом и не внесли раскол в партийные ряды. Однако Хиллари не постеснялась включить Сандерса, Обаму и вице-президента Джозефа Байдена в список тех, кому Трамп обязан своим президентством. Сандерс, понятное дело, слишком резко критиковал Хиллари во время праймериз, Байден слишком распекал ее за недооценку интересов среднего класса, а Барак Обама побоялся открыто объявить нации о вмешательстве русских в выборы на стороне Трампа, опасаясь жесткой ответной реакции со стороны республиканцев в Конгрессе. В общем, виноваты в поражении все, кроме самой Хиллари, которая в своей книге выражает сожаление только о некоторых неудачных высказываниях и выражениях типа печально знаменитого мема о «корзине отбросов», куда следует отправить половину Америки.

Реакция демократических СМИ на книгу Хиллари была практически единодушной: ее можно выразить словами одного крупного функционера Демократической партии, на условиях анонимности заявившего изданию the Hill: «Самое лучшее, что она могла бы сделать, это исчезнуть. Во всем, что происходит сейчас, виноват ее эгоизм». Некий важный спонсор партии, не выбирая выражений, через корреспондента другого либерального издания – Politico – предложил бывшей первой леди «заткнуться» (to zip it).

Уж насколько расположен был к Хиллари Клинтон в течение всей избирательной кампании ведущий журналист «Нью-Йоркера» Дэвид Ремник, но и он в своем большом интеллектуальном расследовании об обстоятельствах появления на свет книги «Что случилось?», намекнул своей героине, что с политикой ей неплохо бы завязывать, в противном случае либеральная пресса уже не сможет скрывать всей темной истории этого семейства, тянущейся еще со времен губернаторства Билла в Арканзасе. Так, Ремник фактически признаёт если не обоснованность, то невольную убедительность многочисленных слухов о грязных делах Хиллари — от налоговых нарушений до каких-то деловых махинаций с (ушедшим из жизни при странных обстоятельствах в 1993 году) арканзасским юристом Винсом Фостером. Конечно, Ремник благородно отделяет себя от клеветников и конспирологов, но при этом прозрачно намекает, что масса инсинуаций и домыслов относительно четы Клинтонов явно превышает допустимые пределы. Поэтому Хиллари следовало бы окончательно покинуть политическую сцену; и если она не хочет замкнуться в кругу семьи для занятий йогой и потребления Шардонне (которое, по собственному признанию экс-госсекретаря, выручало ее в моменты депрессии), то ей стоит выбрать для себя какую-то престижную гуманитарную миссию. Например, подобно другому политическому неудачнику, Альберту Гору, попробовать себя в борьбе за спасение окружающей среды: не исключено, что на этом поприще можно заслужить и Нобелевскую премию мира. Гор получил ее в 2007 году в составе группы активистов-экологов.

Какие общие выводы можно сделать из всей этой истории отвержения Хиллари ее собственной партией? Сделаем два – отчасти разнородных, отчасти дополняющих друг друга.

Прежде всего, Америка очевидным образом полевела, и этот левый поворот сложно будет обратить вспять в ближайшее время. Речь идет не только о Демократической партии, хотя она, конечно, определенно движется в левом направлении, и почти не вызывает сомнения, что на будущих президентских выборов ее будет представлять если не открытый социалист, как Сандерс, то социально ориентированный либерал.

Но вот любопытный момент. Я помню, что накануне кампании 2008 года главное обвинение со стороны консервативных республиканцев в адрес Хиллари звучало так: она тайный марксист, скрытый сторонник левого активиста Сола Алинского, политического гуру ее молодости, вообще шестидесятник-радикал, умело скрывающая до времени свои социалистические симпатии. Сегодня при обсуждении книги Хиллари и ее неудачливой президентской кампании никто даже не вспомнил консервативную конспирологию минувших дней: экс-госсекретаря и автора «Что случилось?» обвиняют исключительно в непреклонной элитарности и безоговорочной приверженности идеалам свободного рынка при неготовности признать – хотя бы на словах – социальные издержки ортодоксального неолиберального подхода.

Отчасти, конечно, виной тому — возраст политика и ее специфический политический опыт: с момента прихода в Белый дом в 1993 году чета Клинтонов отбивалась в основном от правых, которые упрямо видели в них бывших леваков и социалистов. После поражения в 1994 году Демократической партии на промежуточных выборах в Конгресс, когда в Палате представителей впервые за сорок лет образовалось республиканское большинство, Клинтоны резко развернули вправо, пойдя на беспрецедентные уступки интересам финансового лобби Уолл-стрита. «Правый поворот» обеспечил Клинтонам удачу и шесть лет экономического благополучия под лозунгами «глобализации» и «новой экономики». Понятно, что Хиллари не ждала серьезного удара слева, поскольку она привыкла не считаться с рабочим классом, в существование которого в Америке она, кажется, просто перестала верить.

В этой истории, однако, есть и другой аспект, который никто не упоминает, но о котором, уверен, все помнят. Речь идет о французских президентских выборах, на которых кандидата-популиста удалось остановить с помощью молодого, быстро раскрученного в медиа и ранее мало кому известного политика с нулевым антирейтингом. В принципе, во Франции 2017 года повторилась история с Бараком Обамой – подтвердилось мнение, что даже критически настроенный к истеблишменту и ждущий «перемен» избиратель с радостью откликается на всякое новое предложение со стороны вроде бы ненавидимых им глобалистских элит. Избиратель на самом деле пока еще не готов к серьезному противостоянию истеблишменту, он только требует от него выдвижения кандидата с человеческим лицом, хотя бы на словах обещающего некоторое обновление.

С чем избиратель уже не готов мириться, так это с презрительным равнодушием к себе. Хиллари – по общему признанию – была блестящим воплощением этого «презрительного равнодушия».

Оба указанных обстоятельства несколько противоречат друг другу, точнее, ведут к разным политическим выводам, и, я думаю, разрешением этого противоречия сегодня и озадачен глобальный истеблишмент. Какой путь выбрать, какой линии стоит придерживаться – линии Берни Сандерса или же линии Эмманюэля Макрона? То есть что нужно сделать для перехвата избирателя — реально сдвинуться влево, снизить обороты глобализации, принять во внимание интересы белого трудяги, или же для победы на очередных выборов можно ограничиться просто хитроумными манипуляциями, прикупив львиную долю прессы и увеличив гонорары политтехнологам? Разумеется, авторы рецензий чаще всего говорят о первом сценарии как оптимальной перспективе, но ведь очень и очень многих «борцов за денежные знаки» соблазняет сегодня сценарий второй. В отсутствие перспективных Сандерсов избирателей могут продолжить кормить Макронами.

Ясно одно: ни в один из двух сценариев будущей избирательной кампании не вписывается Хиллари Клинтон, не только как потенциальный претендент на участие в новой гонке, но даже и просто как заметная фигура на политическом поле. Хиллари надо не просто покинуть политику, ей нужно замолчать, точнее, «заткнуться». Похоже, сегодня с этой грубой рекомендацией согласны все в Демократической партии, кроме, разумеется, самой г-жи Клинтон и редеющей группы ее персональных поклонников. Но надо отдать должное неувядающей первой леди – с политического поля она уходить явно не хочет и тем самым путает демократическим стратегам будущих кампаний все карты. Пока реакцией на такое упрямство стал залп отрицательных рецензий на свежий бестселлер; посмотрим, не последует ли за этим залпом что-то более серьезное?
 

Борис Межуев