Большая ложь для маленькой Литвы: как националисты устроили бойню ради государственного переворота

Следственный комитет России возбудил уголовное дело против должностных лиц Генеральной прокуратуры и суда Литвы, ведущих дело о событиях 13 января 1991 года. Литовских прокуроров планируется привлечь к ответственности по статье 299 ч. 2 УК РФ "Привлечение заведомо невиновного к уголовной ответственности" - за фабрикацию уголовного обвинения против граждан России. Владимир Тихомиров выясняет подробности этого сложного дела.

Уголовное дело, которое литовские прокуроры возбудили еще в 2006 году, обещало стать "новым Нюрнбергским процессом" - но только против советских деятелей. Впечатлял и объем дела - 709 томов, причем, сам обвинительный акт занимал аж 13 томов. Одних подозреваемых насчитывалось около 500 человек, которые были объявлены в розыск на всем пространстве Евросоюза. Среди подозреваемых насчитывается и 69 граждан России, Белоруссии и Украины, которые подозреваются в военных преступлениях и преступлениях против человечности. Свидетелей – более 1000 человек.

И весь этот судебно-пропагандистский спектакль служит только одной цели – закрепить в массовом сознании европейцев официальную версию "Вильнюсских событий", состряпанных наспех литовскими националистами и их западными хозяевами из американских спецслужб. Ведь с течением времени официозная картина "революции 13 января 1991 года" вызывает все больше и больше вопросов, причем, сенсационные признательные показания дают сами литовские националисты, убедившиеся, что стали использованными марионетками в чужой игре.

Двоевластие в Литве

Все началось с того, что в ночь на 11 марта 1990 года Верховный Совет Литовской ССР во главе с Витаутасом Ландсбергисом, лидером националистического движения Sajudis, провозгласил независимость Литвы, которая стала первой из республик СССР в последовавшем "параде суверенитетов".

Произошло это безо всякого согласования с правительством СССР, без одобрения русскоязычной части населения республики, да и вообще без общенародного голосования. Как следствие – обстановка в республике моментально обострилась до предела. Сотрудники АЭС в Снечкусе и многих комбинатов Вильнюса, где работало много русских, стали готовиться к политической забастовке.

Уже через два дня - 13 марта 1990 года - на Съезде народных депутатов Михаил Горбачев высказался категорически против каких-либо двусторонних переговоров с Литвой. Было принято и специальное постановление, признающее незаконными решение Верховного Совета Литвы о восстановлении действия Конституции Литовской республики от 1938 года. Также Горбачев пописал указ "О дополнительных мерах по обеспечению прав советских граждан, охране суверенитета Союза ССР на территории Литовской ССР", в котором предписывалось провести разоружение незаконных криминальных и националистических группировок, включая и Sajudis.

Верховный Совет Литвы отреагировал моментально, опубликовав обращение "К народам, правительствам и людям доброй воли мира" - дескать, зловредный Кремль готовит новые массовые репрессии, расстрелы и депортации против маленькой, но очень гордой республики. В тот же день Ландсбергис подписал указ о создании некоего "Департамента охраны края" – прообраза будущей литовской армии.

И уже на следующий день подразделения ДОК демонстративно развернули на границе – правда, на некотором удалении от советских погранзастав - свои "пункты контроля за границей". Что, впрочем, не помешало подразделениям советской армии, дислоцированным в пригородах литовской столицы, взять под усиленную охрану все здания ЦК компартии Литовской ССР, а также Высшую партийную школу и дом Политпросвета.

И на какое-то время ситуация в Литве застыла как бы в подвешенном состоянии двоевластия – то есть, Верховный Совет Литвы принимал свои решения от имени "независимой Литвы", тогда как ЦК КПЛ во главе с первым секретарем Миколасом Бурокявичюсом делал вид, что управляет союзной республикой, а на границах существовали двойные пункты пограничного контроля, которые, впрочем, осложняли жизнь только торговцам-"челнокам", ведь официальный товарооборот между союзными республикам тогда сократился до минимума.

Уголовники как борцы за независимость

Через 9 месяцев такого двоевластия правительство "независимой Литвы", возглавляемое Казимирой Прунскене, решив на деле осуществить свои властные полномочия, сделало "ход конем" - объявило о начале "либерализации цен", пообещав уже завтра наступление полного капиталистического изобилия. Однако, как и следовало ожидать, товаров на полупустых полках магазинов не прибавилось, зато все цены на основные товары и продукты питания разом выросли в 3 – 5 раз.

И уже на следующий день у здания Верховного Совета Литвы собрался многотысячный митинг недовольных граждан – причем, на улицы вышли и те, кто был за возвращение под "крыло" союзного центра, и те, кто продолжал агитировать за независимость. Представители крупных промышленных предприятий Вильнюса союзного значения, персонал Игналинской АЭС и железнодорожники заявили, что они готовы начать всеобщую политическую забастовку в случае, если парламент и правительство не объявит о самороспуске.

Угрозы возымели свое: уже вечером Казимира Прунскене заявила об уходе в отставку, но вот сам Ландсбергис выпускать власть из рук был никак не намерен. Заявив о "провокации Москвы", Ландсбергис призвал группировки националистов со всей республики не допустить захвата парламента и взять город под свой контроль.

Как в своей книге "Записки пехотинца" вспоминал бывший начальник охраны Верховного Совета Литвы Артурас Скучас, вскоре в парламент республики из Каунаса прибыл первый отряд "добровольцев" – это был полный автобус коротко стриженных, татуированных мужчин с явно уголовным прошлым. Судя по всему, предположил Скучас, сторонники националистов в милиции Каунаса навербовали в местных тюрьмах уголовников, пообещав им свободу.

Прибежала моя подчиненная и рассказала, что при выходе из туалета, находившегося в 30 метрах от моего кабинета, эти типы пытались затолкать ее в туалет и изнасиловать, что вырваться ей удалось, лишь благодаря случайно мимо проходившим людям, - писал Скучас. - Мои нервы не выдержали и я обратился к людям из ДОКа... Мне объяснили, мол, пригласили тех, кого я называю бандитами, настоящих каунасских мужиков ради святого дела. Мол, если что случится, интеллигенты не будут резать глотки и мозжить головы, не смогут перейти дозволенного, а эти будут, — они привычные.

Вскоре у "добровольцев" появилось и вооружение. Бывший начальник одного из спортивных клубов Вильнюса, где тренировалась олимпийская сборная республики по биатлону, вспоминал, как в клуб пришли некие лица из ДОКа и потребовали сдать оружие и патроны на нужды "литовской демократии".

Как показал директор, в клубе "добровольцы" конфисковали около сотни малокалиберных винтовок, пять пистолетов Марголина, винтовку системы Мосина.

Приготовления группировок националистов не укрылись от внимания советских органов власти, и в тот же день Рафик Нишанов председатель палаты Национальностей Верховного Совета СССР, заявил, что в адрес союзного парламента приходят "многочисленные телеграммы жителей Литвы с призывом к союзному руководству навести в республике порядок". Поэтому, дескать, президент СССР приказал перебросить в Литву бойцов Псковской дивизии ВДВ и спецподразделения КГБ, которые должны были разоружить незаконные группировки националистов. Судя по слаженности действий и принимаемых решений, националисты, Ландсбергис и КГБ действовали в самой тесной "связке".

Штурм

Поначалу все шло по плану: в полдень 9 января в аэропорту Вильнюса приземлился первый самолет с 50 десантниками, которых встречал бурный митинг у здания Верховного Совета Литвы. Многотысячная толпа, состоящая преимущественно из представителей русскоязычного населения, скандировали:

Долой парламент! Да здравствует СССР!

Через несколько часов пришло сообщение и о передвижении бронетанковых частей по трассе Паневежис Вильнюс. В это время спецподразделения Псковской дивизии ВДВ уже начали занимать наиболее важные объекты литовской государственной инфраструктуры. Департамент охраны края был взят штурмом, в ходе силовой операции ранения получили 8 человек.

Вскоре ЦК Компартии Литовской ССР объявил о роспуске предательского Верховного Совета Литвы, вместо которого вся полнота власти переходила в руки Комитета национального спасения - "единственного легитимного органа власти в Литве".

Ландсбергис в ответ приехал в телецентр Вильнюса – он находился по соседству со зданием Литовского парламента, и в прямом эфире призвал литовцев "отстаивать независимость любой ценой".

Уже утром 12 января вокруг телецентра стали собираться многочисленные толпы жителей столицы, привлеченные агитацией националистов. Также к телецентру были переброшены несколько подразделений ДОКа, которые предусмотрительно покинули казармы и офис за несколько часов до штурма.

Вечером 12 января на заседании Комитета национального спасения, которым руководил первый секретарь ЦК КПЛ Миколас Бурокявичюс, был принят приказ о штурме Вильнюсского телецентра. Операцией, в которой главная роль отводилась сборному отряду ВДВ и спецподразделению КГБ СССР "Альфа", командовал сам замминистра обороны СССР генерал полковник Владислав Ачалов.

Операция была проведена как по нотам. Ровно в полночь к центру Вильнюса приблизилась колонна бронетранспортеров и танков.

Уже через час здание литовского парламента было окружено танками, которые, расчистив заграждения из автомобилей, создали коридор для "альфовцев".

Штурм занял не более получаса. Уже в 2 часа ночи спецназ занял здание – операция транслировалась в прямом эфире литовского телевидения. Одновременно спецназ ВДВ захватил и Вильнюсское телеграфное агентство.

И тут произошло необъяснимое – на площади перед телевышкой вдруг началась хаотичная стрельба по людям, общая неразбериха и паническая давка. Вскоре выяснилось, что в ходе этого непонятного инцидента погибло 14 человек - 13 защитников телебашни и офицер группы "Альфа" Виктор Шатских. Свыше 600 человек получили ранения.

Шли в бой с холостыми  

Кто начал стрелять первым – до сих пор не установлено. Лишь годы спустя завесу тайны над "спец-провокацией" в Вильнюсе приоткрыл Витаутас Петкявичюс, бывший лидер литовских националистов.

Провокации начались с нашей стороны, - вспоминал Петкявичюс. - Люди во главе с ним не давали военнослужащим пройти по городу, плевали им в лица, всячески оскорбляли. А когда делегация военных отправилась к Ландсбергису, её остановили и избили. Одним словом, путч начался. Буткявичюс (министр обороны Литвы) носился по Вильнюсу и кричал: "Не бойтесь, солдаты будут стрелять холостыми…". Откуда он это узнал? Знал об этом и Лансбергис - все это было инсценировкой... Это была грязная игра. Танки были снабжены только холостыми снарядами. Они просто "бухали". Ни один снаряд в Вильнюсе не разорвался. У солдат тоже были учебные – "холостые" - патроны.

Это, кстати, подтвердили и ветераны "Альфы", которые в 2011 году опубликовали специальное заявление по поводу событий в Вильнюсе: "Сотрудники "Альфы" не использовали при штурме здания вильнюсского радиотелекомитета и телебашни ни одного боевого патрона. Их действия ночью 13 января 1991 года не стали причиной гибели ни одного литовского гражданина".

Слова "альфовцев" подтверждается и материалами уголовного дела, которое вела Прокуратура Литвы: несколько погибших были убиты пулями из мосинской винтовки-трехлинейки образца 1903 года. Именно такое оружие и было в руках "добровольцев", ограбивших базу биатлонистов.

Бойня по заказу ЦРУ

Следом разоткровенничался и сам непосредственный организатор "событий в Вильнюсе" - бывший министр обороны Литвы Аудрюс Буткявичюс, который в те дни был одним из свиты Ландсбергиса. Однако спустя некоторое время политики разошлись во взглядах и стали непримиримыми оппонентами. И вот, будучи на стажировке в Англии, проболтался журналистам о том, что с крыш домов у телебашни по советским солдатам стреляли боевики ДОК и "добровольцы" из националистических группировок. Таким образом он пытался показать англичанам пример "отражения советской агрессии малой кровью".

Позже Буткявичюс подтвердил свою причастность к массовым убийствам в Вильнюсе и в беседе с литовским журналистом.

- Жертвы январских событий Вы планировали? 
- Да. 
- То есть Вы сознательно шли на эти жертвы? 
- Да. - И Вы не чувствовали угрызений совести ну… за то, что Вы людей в общем-то подставили? 
- Чувствовал. Но и мои родители тоже там были. Я не имел никакой личной гарантии. Вот это единственное мое оправдание. Там стояли мои папа и мама. Я не охранял себя даже бронежилетом. Я не имел какой-то личной охраны. Я просто играл, ясно сознавая, что произойдет...

Если верить словам Буткявичюса, то ответственность за разработку провокации в Вильнюсе лежит на профессоре Джине Шарпе, который более известен как основатель "Института Альберта Эйнштейна". К физике этот институт не имеет никакого отношения – эта "неправительственная организация" под крышей американской разведки занималась разработкой психологических военных операций против Советской армии.

Я работал долгое время с американцами, - признался Буткявичюс, который в советское время был обычным врачом-психотерапевтом и даже дорос до должности главврача Каунасской горбольницы, наслаждаясь ролью "джеймс-бонда" на службе ЦРУ. – И я планировал, как поставить советскую армию в очень неудобную психологическую позицию, чтобы любой офицер стал стыдиться того, что он там находится...

Интересно, что откровения Буткявичюса произошли ровно в тот момент, когда в "свободной Литве" был принят закон, карающий тюремным заключением за отрицание "агрессии СССР против независимой Литвы". 

Но экс-министра обороны никто не потащил в суд, напротив, Ландсбергис и его пособники постарались не заместить признаний своего бывшего товарища. Причина такой "слепоты" очевидна: Буткявичюс на суде мог бы огласить и другие неудобные для нынешнего литовского режима факты. 

Например, о том, что люди Ландсбергиса сработали по сценарию ЦРУ, открыв бешеный огонь и по "альфовцам", и по своим согражданам, превратив ситуацию в настоящую катастрофу. Существует также версия о том, что экс-министр обороны мог работать на КГБ и предать свое начальство в самый острый момент трагических событий.

Конечно, в современной Литве такое предательство КГБ в пользу ЦРУ могут воспринять и как геройский поступок. Но есть один нюанс: безграничное доверие органов "Заслуженный работник искусств Лит. ССР" товарищ Витаутас Ландсбергис заработал не просто так. 

Как следует из рассекреченных документов, отец основателя движения Sajudis -  Витаутас Ландсбергис-Жямкальнис - во время Второй мировой войны был агентом НКВД, который разоблачил немало "лесных братьев" и их покровителей из зарубежной литовской диаспоры. И хотя его сын формально пошел не по стопам отца, но, еще будучи студентом консерватории, Ландсбергис-младший дал согласие на сотрудничество с КГБ Литовской ССР – причем, его куратором, учитывая заслуги отца, был заместитель начальника республиканского КГБ. 

Но на одном имени отца карьеры в КГБ не сделаешь, и поэтому Ландсбергис всю жизнь исправно "стучал" на своих коллег по работе – особенно, на тех, кто выезжал с концертами за рубеж. Сколько он сломал судеб и карьер – известному одному дьяволу и, может быть, Буткявичюсу – именно бойцы ДОК по приказу министра обороны в свое время изъяли и уничтожили из прокуратуры Литвы все архивные документы на Ландсбергиса.

Предательство

Расчет ЦРУ оказался верен: Горбачев, которому генералы обещали провернуть все в Литве без крови и шума, бы ошарашен результатами ночной бойни у телевышки. И он сделал самое худшее, что можно было сделать в подобной ситуации: он немедленно дал "отбой". Через несколько часов спецназ и танки были выведены с телецентра, а затем и вовсе из Вильнюса.

Мало того, президент СССР трусливо заявил, что он ничего не знал об акции советских Вооруженных сил в Вильнюсе – дескать, ему об операции "доложили лишь утром".

Министры внутренних дел и обороны СССР, осознавшие, что сейчас их сделают "крайними", также включили "несознанку" и заявили, что не имеют никакого отношения к штурму телевышки. Дескать, это все самодеятельность местных товарищей.

Деморализованные и оставшиеся без поддержки Москвы, литовские коммунисты сдали националистам все позиции. И висевшая буквально на волоске независимость Литвы стала свершившимся фактом: через две недели Литовскую Республику признало первое иностранное государство – Исландия.

А вскоре началась и расправа над побежденными: в ноябре 1996 года в Вильнюсе начался процесс по делу "О государственном перевороте 13 января 1991 года". Бывший первый секретарь ЦК КПЛ Миколас Бурокявичюс был похищен в Минске литовскими спецслужбами – вместе с четырьмя партийными товарищами. Доставленный в Вильнюс, он был осужден на 12 лет лишения свободы. Бывший заведующий идеологическим отделом ЦК КПЛ Юозас Ермалавичюс - к 8, секретари рангом поменьше получили от 3 до 6 лет. Интересно, что вначале 2000 года президент Литвы Валдас Адамкус предлагал Бурокявичюсу скостить срок заключения при условии, что тот признает свою вину и обратится с просьбой о помиловании. Но Бурокявичюс отверг предложение, заявив, что у него нет вины перед Литовской ССР. И отсидел весь срок. 

Пауки в банке

Словно чувствуя опасность, что афера с "событиями 13 января 1991 года" будет раскрыта, литовские националисты стали усиленно цементировать свою версию истории. 13 января был объявлен государственным праздником, в стране был принят закон об уголовной ответственности за "отрицание оккупации".

Но правда все равно стала просачиваться наружу – прежде всего, от самих соучастников государственного преступления, не поделивших государственные посты с Ландсбергисом.

Убийственную характеристику лидеру Sajudis выдал в своих воспоминаниях националист Ромуальдас Озолас, бывший вице-премьер в правительстве Прунскене.

Цинизм Ландсбергиса не имел границ, - писал Озолас. - Известно и о планировании ночных событий. Поэтому люди были созваны специально. Организаторы хорошо знали, что на американцев действует один аргумент — убийство безоружных. Вот и были брошены под танки безоружные люди.

С шокирующим воспоминаниями выступил и другой националист Витянис Повилас Андрюкайтис:  

Хорошо помню, каким подавленным и убитым вышел из кабинета Ландсбергиса профессор Чесловас Кудаба. Он мне лишь сказал: "Им теперь кажется, что нас признают. Как же, "уже пролилась невинная кровь". Ужас! Надо ли было это?.. Ведь должны были избежать крови!.."

Сам же Ландсбергис заметил соратникам, что "кровь и герои были нужны для свободы".

Двое ответят за всех? 

Именно поэтому Литве и понадобился "новый Нюрнбергский процесс", который бы узаконил всю ложь 1991 года.

И подготовка к этому позорному судилищу, больше напоминающему любительские спектакли, шла без малого 10 лет – с 2006 по 2016 годы. В списке подозреваемых-обвиняемых, оказались такие персоны как президент СССР Михаил Горбачев, министр обороны СССР Дмитрий Язов, председатель КГБ СССР Владимир Крючков, секретарь ЦК КПСС Олег Шенин, а также секретари ЦК КП Литовской ССР, бывший командующий вильнюсского гарнизона генерал-майор Владимир Усхопчик, командир Вильнюсского ОМОНа Болеслав Макутынович и другие.

По понятным причинам, подавляющее большинство фигурантов "дела 13 января" оказались за границей Литвы. Это ничуть не обескуражило литовских следователей – они не только объявили подозреваемых в розыск на всем пространстве ЕС, но и отправили ходатайства о правовой помощи в Белоруссию, Россию и Германию.

Но "самое масштабное расследование" в истории Литвы обернулось пшиком – все ходатайства получили отказ. Литовцев послали даже в Германии, где популярно объяснили, что закон обратной силы не имеет, что нельзя судить действовавших в 1991 году по законам, принятым в 2001 году! Даже задержанный было в июле 2011 года в аэропорту столицы Австрии бывший заместитель командира "Альфы" Михаил Головатов, арестованный по запросу Литвы, был вскоре отпущен на свободу.

Тем не менее, в январе 2016 года окружной суд Вильнюса начал рассмотрение "дела 13 января" - правда, из всех именитых обвиняемых на скамье подсудимых оказалось лишь двое военных. Бывший танкист и полковник запаса Юрий Мель был задержан – вернее, похищен – литовскими пограничниками на границе Литвы и Калининградской области. По данным прокуроров, в 1991 году Юрий Мель – тогда еще лейтенант - мог находиться в одном из советских танков во время штурма Вильнюсской телебашни. Ему светит 16 лет тюрьмы – несмотря на то, что танки в ходе штурма не сделали ни единого боевого выстрела по причине полного отсутствия боекомплекта.

Второй подсудимый - Геннадий Иванов, полковник в отставке, бывший начальник службы ракетно-артиллерийского вооружения советской 107-ой мотострелковой дивизии Прибалтийского ВО, который после отставки осел в Литве. И хотя при штурме Вильнюса ракетно-артиллерийские системы вообще не применялись, прокурор Дайва Скорпускайте-Лисаускене попросила дать полковнику в отставке 12 лет.

Все попытки освободить бывших военных из литовских застенков или обменять их на осужденных в России литовцев результата не принесли – власти Литвы прекрасно понимают, как глупо они будут выглядеть на оглашении приговора по делу "13 января" без обвиняемых на скамье подсудимых.

И тогда "литовское дело", возбужденное в СКР, стало последним средством остановить беззаконие.