Голос разума: почему не все британцы хотят выйти из Евросоюза?

Как так получилось, что почти все правительство добивается выхода из Европейского союза, а граждане Королевства хотят остаться? Почему заявления британских министров сильно расходятся с реальным положением дел? Это объясняет журналист издания The Guardian Рафаэль Бер в своей статье «Почему никто не рассказал Доминику Раабу, что Великобритания – это остров?»

В июле 2016 года, перед тем как Дэвида Дэвиса назначили министром Великобритании по вопросам брексита, он сказал, что это довольно простая задача. Брюссель учтет потребности Великобритании, а премьер-министр Тереза Мэй тем временем договорится о «зоне свободной торговли, которая будет гораздо больше, чем Евросоюз». Через год Дэвис поменял свое мнение. Дело усложнилось, сказал он. В июне 2017-го перед ведущими предпринимателями он признался, что на фоне некоторых нюансов переговоров по брекситу «то, что сделало НАСА, чтобы заполучить фотографию с Луны — это вообще ерунда». В 2018-м Дэвис ушел с поста.

Он не единственный представитель восторженных евроскептиков, которому потребовалось провести в правительстве некоторое время, чтобы все осознать. Его преемник Доминик Рааб пока еще находится на более низкой ступеньке понимания, но траектория его путешествия выглядит приблизительно так же. Его речь на конференции Консервативной партии в этом году была пронизана бахвальством противника евроинтеграции, который еще не ходил в свободное плавание по водам внешней политики.

«Если ЕС хочет договориться, надо бы им отнестись к делу серьезнее».

Он почему-то не уточнил, к какому именно пункту континентальная Европа относится несерьезно.

9 ноября Рааб признал, что он недавно узнал некоторую новую для себя информацию: например, о том, что Ла-Манш очень важен для торговли между Великобританией и Европой.

«Я до конца так и не разобрался… Но если вы посмотрите, как мы ведем торговлю, вы увидите, что мы очень зависим от морского участка Дувр-Кале».

Никого уже не удивляет, что люди, которые когда-то с уверенностью заявляли, что Британия нечего терять в разводе с ЕС, не только не имели понятия, что такое на самом деле брексит, но и не пытались поинтересоваться. (Однако это не снимает с них ответственность за то, что все остальным придется жить с последствиями их крайней нелюбознательности.) Иногда кажется, что быть идеологическим сторонником брексита и ответственным министром – вещи не очень совместимые. Страстные фанаты выхода из Евросоюза, которые появляются в кабинете министров, рано или поздно сталкиваются с неприятными проблемами. Им приходится вникать в подробности. Они переживают немало мучений, пока не приходят к тому, что им ничего не остается, кроме как смягчить позицию по брекситу, сменить тему или уволиться.

Борис Джонсон, как и Дэвис, выбрал простую дорожку: вернуться к удобному нытью с задних рядов. Майкл Гоув вдруг заинтересовался борьбой с пластиковыми отходами в океане, спрятавшись от ответственности объяснять, почему обещания, которые он озвучивал во время кампании за выход из ЕС, так и не были выполнены. Если Андреа Ледсом и Крис Грэйлинг и думают, что брексит пошел не так, как они думали, то они об этом просто молчат. Лиам Фокс преспокойно летает по всему миру, встречается с заместителями министров по торговле и рассказывает им, что да, мы подпишем с вами соглашение о торговле, как только уладим некоторые моменты. Фокс в основном поддерживает решения, принимаемые Терезой Мэй, а это сейчас редкость в ее окружении. Кроме того, ездить в министерском автомобиле лучше, чем быть нетрудоустроенным.

Один из бывших членов кабинета министров, выступающих за то, чтобы остаться в Евросоюзе, однажды рассказал мне, насколько трудным было общение с коллегами-сторонниками брексита во времена первых месяцев правления Мэй. Как только речь заходила о реальных проблемах, связанных с брекситом, они начинали кричать, как обезумевшие, что это раздувание слона из мухи и что настоящая проблема в том, что некоторые плохо стараются на благо своего государства. Абсурд ситуации дошел до того, что на парламентском голосовании по вопросу брексита два самых влиятельных человека – премьер-министр и председатель парламента – проголосовали против выхода из ЕС (!). Дэвид Дэвис остался при своем мнении, поскольку его положение не позволяло ему уклоняться от решения серьезных вопросов. Он попытался настаивать на «жестком брексите», но его задавили фактами, и он ушел.

Теперь в кресле Дэвиса сидит Рааб, пытаясь превратить процесс брексита во что-то, имеющее отношение к реальности. А возвращаться в реальность всегда непросто. Мифы и самоуверенная риторика сгорают, когда проходят из космоса через слои атмосферы обратно на Землю. Очень может быть, что вся эта брексит-конструкция успешно приземлится, но существует и шанс того, что она развалится на мелкие кусочки. И тогда окажется, что эта ракета изначально задумывалась как не рассчитанная на безопасное приземление.

Примечания:
Дэвид Дэвис – экс-министр Великобритании по вопросам брексита.
Доминик Рааб – министр Великобритании по вопросам брексита.
Борис Джонсон – экс-министр иностранных дел Великобритании.

Майкл Эндрю Гоув — министр юстиции Великобритании.
Андреа Ледсом — член Консервативной партии, экс-младший министр энергетики, экс-министр по делам окружающей среды, продовольствия и сельского хозяйства, лидер палаты общин и лорд-председатель Совета кабинета министров.
Кристофер Стивен Грэйлинг — министр транспорта Великобритании.
Лиам Фокс — экс-министр обороны Великобритании, министр международной торговли Великобритании.