ЛДПР предлагает переход к двухпартийной системе

ЛДПР предлагает переход к двухпартийной системе www.globallookpress.com

В сентябре страну ожидает очередная выборная эпопея – на региональном уровне. Судя по публикацииям данных опросов различных социологических служб в изданиях субъектов федерации и в федеральном центре, интерес к выборам со стороны населения серьёзно снизился. Сдулся. Кто-то идёт на избирательные участки идейно, но таких, откровенно, считанные проценты. Основное население от бесконечной череды выборов (то парламентских федеральных, то президентских, то парламентских региональных, то местных, то мэрских, то «пэрских») изрядно устало. С одной стороны устать вроде бы нельзя, хотя бы потому что период времени от выборов до выборов с некоторых пор в нашей стране увеличили, однако усталость тут скорее моральная.

Выборы есть, изменений зачастую нет, - по крайней мере, именно так существенный процент населения полагает. И часто не зря полагает. Ведь одно дело видеть на экранах ТВ красивую картинку, а другое сталкиваться с проблемой нос к носу – со всеми попытками прорвать «оборону» бюрократической машины, которая от выборов к выборам меняться совсем не собирается и позиций своих сдавать не собирается тоже. Во многих регионах на любые местные выборы смотрят как на представление потешного дворика, когда одну куклу в красивой шёлковой рубашке меняет другая, а проблемы только накапливаются. Только ли на местные?..

По понятным причинам, не могут не замечать роста апатии по отношению к выборам и представители политических элит. Ведь если на избирательные участки приходит меньше народа, то это красноречивая оценка работы этих самых политических элит. А оценка проста: правящая элита устроилась замечательно, а от оппозиции осталось одно слово, так как "единогласие" в стиле "одобрямса" проявляется всё чаще и чаще. Если, конечно, оппозицией не считать тех, кто собирается въехать в органы власти не просто на зарубежном финансировании, а ещё и при полном отсутствии интереса к реальному развитию России.

В итоге возникает извечный русский вопрос: «Что делать?» Благо, соседняя страна сделала нам, россиянам, действенную прививку против всякого рода «кастрюльных майданов», а потому на этот ответ можно искать с достаточно холодным рассудком – без политических смерчей, конечным итогом которых в ряде случаев становилось не реформирование политической системы, а полное уничтожение государственности как таковой.

На днях с холодной головой на вопрос «Что делать?» попытались ответить представители ЛДПР, которая в нашей стране ассоциируется с одним человеком – Владимиром Жириновским. Нет, на сей раз перекрашивать Кремль не предлагали... Идея другая. По мнению элдэпээровцев, проблемы политического застоя в России и интерес электората к системе выборов способен оживить по-настоящему сильный парламент.

Для «Единой России» сам вопрос «сильного парламента» в этом случае не стоит по той простой причине, что «ЕР» зажирела до получения конституционного большинства в Государственной думе, а потому мыслит следующими категориями: «Если у нас много кресел, значит и парламент сильный». О том, кто может оказываться в депутатских креслах на примере той же «многострадальной» г-жи Максаковой с её покойным супругом «коммерсантом-коммунистом», страна в курсе.

Так что же предлагает ЛДПР для реального усиления парламентаризма в России? Предложение оформлено в виде публикации на партийном сайте (текст полностью):

С учётом того, что в Соединённых Штатах Америки наметился переход от президентской республики к парламентской, становится актуальным вопрос о пересмотре роли парламента в системе управления страной. ЛДПР вновь призывает расширить полномочия Государственной Думы в вопросах формирования Правительства РФ, контроля за экономикой, финансами и за ситуацией в стране в целом.
Кроме того, для стремительного развития в условиях меняющегося мироустройства, России необходимо оторваться от прошлого и перейти к двухпартийной демократической системе управления страной. «Единая Россия» должна принять название «Консервативная партия», а все остальные партии, в том числе непарламентские, создать одну большую социал-демократическую партию – СДПР. Это позволит иметь равновеликие силы в парламентах страны, формировать коалиционное правительство, обеспечит здоровую сменяемость власти на всех уровнях. Только две мощные партии спасут страну от застоя и всегда позволят иметь стабильную ситуацию.

Предложение ЛДПР, что интересно, не оставили без внимания на Западе. Особенно задело «партнёров» то, что замечена тенденция по превращению США в парламентскую республику. Кстати, в немецких СМИ ЛДПР тихо «лайкнули» за внимательность.

Если в двух словах о США, то форма правления в этом государстве, да, точно не президентская, но и вряд ли парламентская. Дело в том, что сам парламент давно перестал выражать интересы всех слоёв американского населения, а превратился в клановый клубок, в котором любая политическая конкуренция сведена к минимуму. Де-юре это парламент, де факто... – большой вопрос. Решения принимаются кулуарно, а потом их фактически продавливают всеми возможными силами – и через президента-свадебного генерала в том числе. Фактически у руля олигархат, который ходит в масках конгрессменов и их советников.

Поэтому если ЛДПР говорит об американской политической системе, то вряд ли в нашей действительности она будет более независима и более работоспособна нежели в тех же Штатах, где сама политика превращена то ли в ток-шоу, то ли в мыльную оперу с заранее определёнными ролями. С одной стороны – да, стабильность и, да, избавление от псевдополитического шлака, но с другой стороны... В США липовая двухпартийность, у нас липовая многопартийность. Можно начинать производить реформу по переходу к американскому варианту, если быть упёртым оптимистом и считать, что наша двухпартийность будет не липовой, а настоящей.

Можно, конечно, ссылаться и на другие страны с двухпартийной системой – на ту же Британию, например – с её многовековым парламентаризмом. Но тут всё-таки нужно учитывать российскую специфику. А она в том, что и две партии, которые изначально призваны конкурировать друг с другом, в итоге могут срастись в единое целое (под разными вывесками) и политическую конкуренцию убить ещё в зародыше.

Весь вопрос: есть ли эта политическая конкуренция в современном мире вообще? Ведь как только появляется голос, не укладывающихся в конъюнктуру хоть в США, хоть в Британии, хоть в Германии, его тут же стараются либо заглушить, либо представить как голос агента иностранного влияния (взять ту же Сару Вагенкнехт в Германии или того Дана Рорабахера в США). Поэтому-то и вызывает вопросы предложение скопировать то, что в России вызывает, мягко говоря, немало вопросов.

Но и оставить инициативу без внимания и обсуждения тоже нельзя.