Русские земли не дают покоя эстонским националистам

Исполнилось 100 лет со дня подписания Тартуского договора между РСФСР и Эстонией. В Таллине местные националисты вспомнили об этом событии, чтобы в очередной раз предъявить территориальные претензии к России.

Взгляд в историю

Многие века эстонские земли переходили из одной страны в другую. В ХIII веке их прибрал себе Ливонский орден. Затем он уступил эстов Швеции. Та в свою очередь, потерпев поражение в Северной войне, по Ништадтскому мирному договору в 1721 году передала эстонские земли России.

С тех пор этот балтийский край получил официальное наименование Эстляндская губерния. Оно просуществовало вплоть до распада Российской империи в 1918 году, когда Эстония получила независимость. Большевики безоговорочно признали самостоятельность эстонского государства и отказались от всех прав, в том числе и имущественных, ранее принадлежавших Российской империи.

Это решение полностью соответствовало политике большевиков, провозгласивших права всех народов на свободное самоопределение вплоть до полного отделения. В соответствии с ним РСФСР в феврале 1920 года в Тарту подписала с Эстонией договор, которым предусматривалось возвратить эстонцам эвакуированные в годы Первой мировой войны на территорию Российской империи архивы, документы, материалы и ценности, имеющие для нового государства научное или историческое значение.

Договором между РСФСР и Эстонией устанавливалась государственная граница и нейтральные полосы. Здесь большевики проявили свою широту души, прирезав эстонцам исконные русские земли. В частности, основанный Иваном III Ивангород и Печоры с их Успенским Псково-Печерским монастырем, ведущим свою историю с 1473 года. (Кстати, город Тарту, в котором в 1920 году состоялось подписание договора, изначально звался Юрьевом. Его основал киевский князь Ярослав Мудрый.) 

Но потом Эстония вошла в состав СССР. И земли с Ивангородом и Печорами вновь отошли России. Они стали частью Псковской и Ленинградской областей.

Как парламент Эстонии сорвал ратификацию договоров

После распада Советского Союза власти Эстонии надолго задумались: признать реально существующие границы или вернуться к Тартускому договору с его «большевистским подарком». С этой надуманной дилеммы в 1994 году начались переговоры между Москвой и Таллином о согласовании параметров российско-эстонской границы.

Они шли неспешно. Только в мае 2005 года Россия и Эстония подписали договоры по пограничной тематике. Стороны урегулировали все спорные вопросы. Теперь эстонцы не медлили. Уже в июне эстонский парламент ратифицировал договоры. 

При этом под давлением националистически настроенных депутатов он в одностороннем порядке внёс в преамбулу закона о ратификации упоминание о Тартуском договоре 1920 года. Реакция Москвы не заставила себя долго ждать. Президент Владимир Путин распорядился отозвать подпись России под пограничными договорами с Эстонией. 

Пограничные вопросы в дипломатическую повестку двух стран вернулись только зимой 2014 года. Тогда в Москве главы МИД Эстонии и России подписали новый договор о границе и разграничении морского пространства в Нарвском и Финском заливах.

На этот раз договорились исключительно о порядке прохождения государственной границы. Правда, в документе зафиксировали «обоюдное отсутствие территориальных претензий». На дворе уже был украинский Майдан и связанная с ним антироссийская истерия. Так что парламент Эстонии с лёгкой душой отказался ратифицировать и этот договор.

Националисты диктуют дипломатам свои требования

Сейчас очередной всплеск интереса к пограничным спорам России и Эстонии связан не только с так называемым юбилеем Тартуского договора. После долгого прозябания в глубокой оппозиции националисты из праворадикальной Консервативной народной партии Эстонии в марте прошлого года наконец-то пробрались во власть.

Больше того, имея в составе эстонского парламента (Рийгикогу) только 19 депутатов из 101, праворадикалам удалось провести в спикеры Государственного собрания (так переводится Рийгикогу) представителя своей партии Хенна Пыллуааса.

Возвысившись во власти, Пыллуаас уже успел резко раскритиковать эстонских дипломатов, готовивших с Москвой пограничные договоры. Однако самое главное место в его внешнеполитических заявлениях заняли территориальные претензии к России. По логике Пыллуааса Тартусский договор («из-за насильственного присоединения Эстонии к Советскому Союзу») продолжает действовать.

«У Эстонии нет территориальных претензий к России, – высказал парадоксальную мысль Хенн Пыллуаас и пояснил её на своей страничке в Facebook. – Мы лишь хотим, чтобы наши земли вернулись. Россия аннексировала около 5% территории Эстонии».

Вокруг этого тезиса и крутится в последние месяцы риторика спикера эстонского парламента (между прочим, одного из главных официальных лиц страны). «Если мы заключим новый договор о границе и откажемся от тех территорий, это будет иметь огромные юридические последствия, – пугает теперь эстонцев Хенн Пыллуаас. – Во-первых, мы аннулируем Тартуский мирный договор. В связи с этим аннулируется и наша правопреемственность, что означает автоматическое изменение состава наших граждан и т. д. Это исключительно опасный путь».

Интересная позиция: с одной стороны современные эстонские власти говорят о "преступлениях большевиков", с другой стороны ведут историческую отсылку к договору именно с большевиками. Причём один договор с большевиками - Тартуский - они упоминают регулярно, а другой договор с большевиками - о вхождении Эстонии в состав СССР - "забывают". И русские земли эстонским радикалам-националистам никак не дают покоя. 

Российские дипломаты (в частности, директор Второго европейского департамента МИДа России Сергей Беляев) настаивают: после образования Эстонской ССР Тартуский мирный договор утратил свою силу. Похоже, согласны с этим и их эстонские коллеги. Ведь они уже два раза фиксировали в договорах о границе «отсутствие территориальных претензий».

Претензии остаются у праворадикальных эстонских националистов. Сегодня они заполонили своими антироссийскими заявлениями местные СМИ. Однако суть вопроса это не меняет. Исторически земли Ивангорода и Печор принадлежат России. Рано или поздно Эстония будет вынуждена согласиться с этим.