Ливийский пазл: кто препятствует мирному процессу в бывшей Джамахирии

Ливийский пазл: кто препятствует мирному процессу в бывшей Джамахирии AFP

Генсек ООН Антониу Гутерреш осудил атаку на ливийскую авиабазу, в результате которой погиб 141 человек. Если подтвердится, что среди жертв трагедии были мирные жители, ООН отнесёт это нападение к числу военных преступлений. Это нападение произошло именно тогда, когда стороны ливийского конфликта сели за стол переговоров. Теперь едва начавшийся диалог находится на грани срыва. RT разбирался, есть ли перспектива мирного урегулирования ситуации в Ливии.

Гибель мирных жителей в результате удара по авиабазе на юге Ливии может быть квалифицирована как военное преступление, считает генсек ООН Антониу Гутерреш. Он обратился в воскресенье к сторонам ливийского конфликта с призывом вернуться в русло политических переговоров и восстановить мир в стране. Сторонам необходимо отказаться от мысли разрешить ситуацию военными методами, считают в ООН.

Напомним, ранее несколько информагентств сообщили об атаке исламистских группировок на авиабазу в окрестностях ливийского города Брак-аш-Шати. Объект контролируется армией Халифы Хафтара и Палатой представителей Ливии, базирующейся в Тобруке, на востоке страны.

Как сообщил прессе представитель «Ливийской национальной армии» Ахмад Аль-Месмари, в результате нападения погиб по меньшей мере 141 человек, в том числе мирные жители. Военнослужащие авиабазы не смогли дать отпор противнику, так как были безоружны — они возвращались с парада, пояснил Аль-Месмари.

Созданное в конце 2015 года под началом Фаиза Сараджа правительство национального единства открестилось от атаки, осудив нападение на авиабазу. При этом министр обороны ПНЕ Аль-Махди аль-Баргаси решением Сараджа отстранен от работы до тех пор, пока не будет установлено, кто несёт ответственность за бойню на авиабазе и нарушение хрупкого перемирия. Инцидент может подорвать едва начавшиеся переговоры по мирному урегулированию ливийского конфликта и похож на спланированную провокацию.

Полный хаос

Гражданская война 2011 года повергла страну в хаос. В Ливии работают три правительства, враждующие друг с другом, а также действует ряд самостоятельных вооружённых группировок.

Боровшиеся против Муаммара Каддафи исламистские отряды сформировали в 2014 году альянс «Ливийская заря». Впоследствии исламисты объявили о создании альтернативного правительства спасения и «Нового всеобщего национального конгресса», который базируется в Триполи. Конгресс пользуется неофициальной поддержкой Катара и Турции и связан с движением «Братья-мусульмане».

Ещё одной значимой военно-политической силой в Ливии является Палата представителей, заседающая в городе Тобрук и признанная мировым сообществом. Палату поддерживает «Ливийская национальная армия» (ЛНА) под командованием генерала Халифы Хафтара. Палата представителей и Халифа Хафтар отстаивают светский путь развития для Ливии и пользуются поддержкой властей Египта, Объединённых Арабских Эмиратов и Лиги 22 арабских государств. Согласно распространённой точке зрения, именно на правительство в Тобруке сделала ставку и Москва. Отметим, что Халифа Хафтар был ближайшим соратником Муаммара Каддафи, и участвовал на его стороне в перевороте 1969 года. Но после того, как лидер Джамахирии обвинил Хафтара в предательстве, генерал уехал в США, став непримиримым противником ливийского режима.

Оба квазиправительства — «Новый всеобщий национального конгресс» и «Палата представителей Ливии» — вели ожесточённую борьбу за власть в стране в 2014-2015 годах. Войскам генерала Хафтара удалось выбить исламистские формирования из Бенгази в ходе операции «Достоинство Ливии». 

Первым шагом к примирению стало создание Правительства национального единства в декабре 2015 года. Добиться, чтобы враждующие группировки сели за стол переговоров было непросто — для этого дипломатам ООН потребовалось больше года. В результате представители светского парламента, заседающего в городе Тобрук и исламисты из Триполи договорились о формировании Правительства национального единства (ПНС). Главой кабмина стал бизнесмен Фаиз Сарадж — его кандидатура устроила всех. Одновременно было подписано соглашение о прекращении огня. Одной из задач созданного правительства была названа борьба с «Исламским государством»*, прочно обосновавшимся в охваченной хаосом стране. И действительно спустя год, в декабре 2016 года, военное командование ПНС сообщило, что ливийский оплот ИГ* — город Сирт перешел под контроль правительственных сил.

Правительство национального единства также не обладает полноценной легитимностью, его отказались признавать на востоке страны. Как заявил Халифа Хафтар, указы ПНЕ — всего лишь «куски бумаги». В марте 2017 года Палата представителей из Тобрука приостановила политический диалог с ПНЕ и Фаизом Сараджем.

Хрупкий диалог

Однако в начале мая стороны всё же вернулись к переговорам. 2 мая в Абу-Даби состоялась встреча глав Правительства национального единства Фаиза Сараджа и главнокомандующего ЛНА Халифы Хафтара. Уговорить ливийских лидеров начать переговоры было непросто, для этого потребовались дипломатические усилия ОАЭ, Египта, Туниса и Алжира. Кроме того, в организации встречи участвовали Москва и Рим, накануне переговоров в Абу-Даби в Триполи с визитом побывала российская дипломатическая делегация во главе с замминистра иностранных дел РФ Михаилом Богдановым. Отметим, что Москва поддерживает контакты одновременно и с ПНЕ, и с Палатой представителей. В марте в Москве с визитом побывали председатель Палаты депутатов Ливии Акиль Салех и командующий Ливийской национальной армией (ЛНА) фельдмаршал Халифа Хафтар. В том же месяце глава МИД РФ Сергей Лавров провел переговоры с премьером ПНС Фаизом Сараджем.

Россия и Евросоюз заинтересованы в урегулировании сирийского конфликта. Для Европы война в североафриканской стране оборачивается потоком беженцев. У Москвы есть экономические интересы в Африке — например в феврале 2017 года «Роснефть» заключила с ливийской Национальной нефтяной корпорацией NOC соглашение о сотрудничестве. Напомним, что Ливия — десятая страна в мире по запасам нефти.

Как стало известно СМИ, переговоры Хафтара и Сараджа прошли успешно. Ливийские лидеры условились провести в следующем году парламентские и президентские выборы, а также — бороться вместе против разрозненных группировок, терроризирующих Ливию. 

Противники мира

По мнению старшего преподавателя департамента политической науки ВШЭ Григория Лукьянова, результаты переговоров Сараджа и Хафтара вызвали в Ливии неоднозначную реакцию.

«Некоторые силы недовольны тем, что фельдмаршал войдёт в будущий президентский совет, которому будут подчинены все регулярные вооруженные силы, они расценили это как победу Хафтара, — пояснил эксперт в интервью RT. — С такими оценками выступили даже некоторые высокопоставленные чиновники. Сторонники Хафтара также подогревали эти разговоры, все это привело к торможению переговорного процесса ещё до атаки на авиабазу».

Ситуацию усугубило проведение Хафтаром крупного военного парада 16 мая, он хотел продемонстрировать военную силу. А его противники воспользовались тем, что часть армии ради парада была стянута на восток страны.

«После атаки группировку войск на юге охватил настоящий хаос. В итоге перспективы урегулирования стали ещё более туманны, хотя заинтересованность сторон, инициировавших переговоры никуда не исчезла», — отметил Лукьянов.  

Возобновление политических переговоров нужно многим, начиная с обычных граждан и заканчивая политиками и бизнесменами, поэтому рано или поздно они возобновятся, считает эксперт.

«Но есть и противники мира. В первую очередь, это радикальные исламисты, такие как ИГ*, нерегулярные вооруженные формирования, которые будут либо распущены, либо пойдут под суд в случае мира. И, конечно, полукриминальные структуры, которые контролируют теневую экономику Ливии», — пояснил Лукьянов.

К сожалению, преступные структуры имеют сегодня большое влияние в Ливии. В докладе Совета Консервативной партии Великобритании по Ближнему Востоку говорится о связях многих высокопоставленных чиновников ПНЕ с исламскими фундаменталистами, а также об их причастности к незаконному бизнесу по переправке мигрантов в Европу. Не исключено, что атака на авиабазу Ливийской национальной армии могла быть спланирована радикальными исламистами совместно с военным командованием ПНЕ за спиной Сараджа — скорее всего, такую версию сегодня рассматривают в Триполи. Именно по этой причине в отставку мог быть отправлен министр обороны Аль-Махди аль-Баргаси.

В то же время эксперты не склонны подозревать в причастности к атаке на авиабазу исламистов из «Нового всеобщего национального конгресса» — третьей политической силы Ливии.

Как отметил Лукьянов, непризнанное правительство исламистов нельзя относить к однозначно деструктивной силе — оно представляет интересы части общества и координирует действия военных и политических групп на западе Ливии.

«Сейчас они находятся в состоянии торга и с ПНЕ, и с Палатой представителей Ливии, а также с внешними игроками. Они не склонны совершать заведомо самоуничтожительные поступки», — отметил эксперт.