Готовиться ли туркменской армии ко "встрече" с игиловцами после заявлений американского генерала?

Командующий вооружёнными силами НАТО и США в Афганистане генерал Джон Николсон озвучил заявление о том, что за последние несколько месяцев в разы выросла концентрация боевиков так называемого «Исламского государства» на севере Афганистана. По словам американского генерала, коалиционные силы на данный момент в большей степени озабочены противодействием террористам в центральной и восточной частях страны. В это время боевики ИГИЛ перебираются севернее, создавая основательную инфраструктуру, подобную той, которая ранее ими же создавалась в Сирии.

Тот же генерал Николсон утверждает, что полевые командиры ИГИЛ, по данным американской разведки, контактируют с представителями другой террористической группировки – «Талибан», причём той её части, которая находится на территории Пакистана. По словам Николсона, игиловцы ставят своей целью пополнение рядов именно с помощью готовых примкнуть к ним пакистанских талибов.
Важно отметить, что генерал Николсон отвергает заявления о перемещениях выдавленных из Сирии и Ирака игиловцев в афганском направлении. По словам американского командующего, он бы «сильно удивился, если бы ситуация развивалась именно таким образом». При этом Николсон не пояснил, откуда же в таком случае «растут ноги» у существенного роста численности террористов ИГИЛ в Афганистане?

Ранее в США заявляли, что на афганской территории воюют преимущественно игиловцы, которые пришли в эту страну с территории Узбекистана – через провинцию Балх.

В каких же именно географических регионах Афганистана отмечается повышение концентрации террористов ИГ, если верить заявлениям американского генерала? Главным образом, это территории афганских провинций, которые граничат с Туркменистаном. В первую очередь речь о Герате и Фарьябе.

Американское военное командование заявляет о том, что готовит операцию по противодействию ИГИЛ в провинциях Афганистана, примыкающих к туркменской границе. Этому заявлению вполне можно было бы поаплодировать – непримиримая борьба с терроризмом, всё такое – однако есть определённые нюансы.

Учитывая все относительно недавние антиигиловские операции американских войск (включая коалиционные) против ИГИЛ в Сирии и Ираке, можно отметить важную деталь. Заключается она в том, что в результате таких операций основная масса террористов не уничтожается, а выдавливается на сопредельные территории. Так было в Ракке, когда основной «контингент» боевиков был заботливо вывезен по «зелёным коридорам» в соседнюю провинцию Дейр-эз-Зор для противостояния там правительственным силам САР. Так было в ходе операции по освобождению Мосула, когда верхушка ИГИЛ покинула город ещё до начала операции, и когда сотни боевиков в итоге пересекли границу соседней Сирии и тоже вступили в бой с войсками Асада и их союзниками.

По удивительному стечению обстоятельств, концентрация боевиков ИГИЛ растёт на том направлении, где вооружённые силы по целому ряду показателей уступают вооружённым силам соседей по региону, не входящих в альянсы. Речь о Туркмении.

Численность туркменских вооружённых сил не превышает 40 тысяч человек. При этом Туркменистан позиционирует себя нейтральным в военном плане государством, в военно-политические блоки не входит.

А, главное, Туркменистан – богатейшая в плане энергоресурсов (углеводородов) страна Центральной Азии. Туркмения включает в себя два крупных нефтегазоносных бассейна – Туранский и Южно-Каспийский. По последним оценкам, ресурсы одной только Западно-Туркменской нефтегазоносной области, входящей в Южно-Каспийский бассейн, составляют около 5 млрд тонн нефти и не менее 3 трлн кубометров газа. Стоит обратить внимание на то, что в туркменской части Южно-Каспийского нефтегазоносного бассейна реализуются совместные проекты Туркмении и компаний из ЕС и Индии. Так, на Блоке-11, 12 (название проекта в указанном углеводородном бассейне) в Туркменистане работает датская компания Maersk, немецкая Wintershall и индийская ONGC ME. Эти компании задействованы в добыче углеводородов на туркменском шельфе Каспийского моря.

Немаловажным фактом является ещё и то, что в течение длительного времени американо-натовского военного присутствия в Афганистане власти Туркмении (как при Ниязове, так и при Бердымухамедове) отказывали командованию НАТО в размещении военных баз военного блока на туркменской территории. В частности, в своё время официальный Ашхабад отказал Германии, просившей предоставить ей аэродромы для размещения военной авиации. В то же время Туркмения, как выяснилось, настолько нейтральна, что её представители (при Ниязове) вели переговоры как с представителями движения «Талибан», так и с поддерживаемыми американцами проправительственными (впоследствии правительственными) силами.

Все эти факторы вряд ли остались незамеченными американскими военными (и не только военными) аналитиками. Ведь если США действительно готовятся к операции «против ИГИЛ (*)» в примыкающих к Туркмении афганских провинциях, то тем самым Штаты могут убить сразу нескольких зайцев с точки зрения собственных геополитических интересов. Во-первых, прощупывается почва на предмет контактов «северных» игиловцев с талибами, с которыми ранее, как утверждает целый ряд источников, контактировал ещё ниязовский Ашхабад. В этом случае выдавливание игиловцев именно в Туркмению весьма вероятно – не без помощи в «приёме» со стороны прониязовских сил, которые после смерти Туркменбаши оказались задвинуты в политическом плане. Этакий реванш... Во-вторых, учитывая опыт деятельности игиловцев в Сирии, существует большая вероятность того, что в Туркмению они могут направиться с целью взятия под контроль именно нефтегазоносных районов. В-третьих, Туркмения граничит с Ираном на юге и с Казахстаном на севере. «Намутить» что-то в Иране – давняя мечта Вашингтона, как мечта и организовать очередной очаг нестабильности у границ России – через тот же Казахстан, в котором Нурсултан Назарбаев в качестве президента не вечен. Мало того, Туркменистан – это и выход к Каспийскому морю, а это в свою очередь прямая возможность для США расстроить юридический статус Каспия как внутреннего моря для прикаспийских государств.

В общем, оставлять это геополитическое направление без внимания нельзя однозначно, иначе даже украинский конфликт под боком может показаться цветочками.

 

Автор: Володин Алексей