Хитрый план великодержавной Польши: получить деньги от ЕС и выйти из ЕС

Польша ощущает себя великодержавной. Идут даже разговоры о выходе Польши из Евросоюза. Варшава не желает подчиняться чужим правилам, но хочет устанавливать свои. Однако существует ли свой, особый путь у Польши? Не заведёт ли нынешняя «великодержавность» её политиков в финансовый и политический тупик? Ведь еврокомиссары уже заготовили для Варшавы «атомную бомбу»!

Кризис в отношениях Польши с Евросоюзом начался под конец 2017 года, когда Еврокомиссия дала суровый ответ Варшаве, упорно проводящей в жизнь запланированные реформы судебной системы. По мнению еврокомиссаров, реформы поставили под угрозу само существование правового государства в Польше и могут подорвать общие ценности Евросоюза.

Ситуация сложилась крайне острая, поскольку ни одна из сторон не намерена идти на уступки. Введение Брюсселем так называемых дисциплинарных мер в отношении Польши стало поистине беспрецедентным актом наказания целого государства, входящего в состав Евросоюза.

Наказание базируется на применении статьи 7-й договора о Европейском союзе (иначе Лиссабонского договора, полное название: Лиссабонский договор о внесении изменений в Договор о Европейском союзе и Договор об учреждении Европейского сообщества, 2007). В итоге Варшава может потерять право голоса в Совете ЕС.

Согласно декабрьскому заявлению Еврокомиссии, тринадцать законов, принятых Варшавой за два года, позволяют польскому государству значительно вмешиваться в практику судебных органов, тем самым подрывая ценности и устои ЕС.

Варшава в своей резкой манере отреагировала на заявление Брюсселя. Решение Еврокомиссии поляки заклеймили как «политически мотивированное». По словам варшавских политиков, запланированные реформы проводится в рамках борьбы с коррупцией и неэффективностью управления. Выступил и пан президент. Анджей Дуда сообщил недовольным еврокомиссарам, что он уже принял решение о подписании законов о судебной реформе.

Таким образом, запуск санкций Еврокомиссией поляков не напугал. Напротив, они продемонстрировали решительный настрой.

Еврокомиссия тоже от своих решений не отказалась. Исполнительный орган ЕС по-прежнему требует от Варшавы отказа от новых законов и исполнения ряда требований ЕС. Среди них можно выделить основные: Варшава должна отказаться от идеи продлевать мандаты членам Верховного суда по личному решению президента; Варшаве предписано аннулировать новый режим отставки судей: министр юстиции не должен иметь право увольнять судей по собственному желанию; также Варшаве следует восстановить независимость конституционного трибунала страны.

Еврокомиссары оставили Польше лазейку: статья 7-я не будет применяться, если за три месяца Варшава всё же исполнит требования Брюсселя.

Спустя месяц, в январе, европейскую и польскую общественность попытался успокоить сам председатель Еврокомиссии. По его словам, у Брюсселя имеются разногласия с Варшавой из-за реформы польской судебной системы, однако ЕС не готовится к введению санкций против Польши «во что бы то ни стало».

«Мы находимся в конструктивном диалоге с польским правительством, — заявил Жан-Клод Юнкер, выступая в Европарламенте. — Мы не находимся в состоянии войны с Польшей. У нас есть разногласия с польским правительством».

Кризис в отношениях Польши и Евросоюза раздражает и Германию, являющуюся экономическим локомотивом ЕС.

Дошло уже до предположения о выходе Польши из Евросоюза.

Выход из Польши из ЕС «абсолютно возможен». Это утверждается прямо в заголовке статьи Х. Кролли, опубликованной в немецкой газете «Die Welt».

Озабоченность по поводу возможных нарушений правопорядка в Польше, отмечает автор, Европейская комиссия впервые выразила ещё в 2016 году. С тех пор «конфронтация» сторон только усиливались. И пришло время, когда Брюссель принял «решительные меры».

Принимая решение ударить «правовой атомной бомбой» по правительству в Варшаве, Еврокомиссия берёт на себя большой риск, который чреват последствиями для всей Европы.

Франс Тиммерманс, первый заместитель Жан-Клода Юнкера и комиссар по межведомственным отношениям и верховенству права, чувствует себя теперь «неудобно», полагает Кролли. Инициирование процедуры санкций против Польши он считает тяжёлым решением. Но и ставить под угрозу основные ценности Европейского союза недопустимо. Об этом он сам заявил в Брюсселе. Это делается «с тяжёлым сердцем», но «другого выхода нет», подытожил Тиммерманс. «Дело не только в Польше, это касается всего Европейского союза», — добавил он.

В итоге по Польше будет нанесён удар из «самого тяжёлого орудия» ЕС, какое только имеется в арсенале. Как утверждает сегодня Еврокомиссия, Польша нарушила принцип независимости своей судебной власти, а потому Брюссель намерен призвать страны союза возбудить судебное расследование в отношении Польши.

И первым вопросом для аналитика, озабоченного судьбой Восточной Европы, является этот: а понимает ли Брюссель, насколько контрпродуктивно указанное «беспрецедентное решение»? И другой: понимает ли Брюссель, насколько такое решение подпитывает существующее разочарование от ЕС?

Тиммерманс и его коллеги, конечно же, такой риск осознают. Поэтому Тиммерманс два года пытался отговорить польское правительство от реорганизации системы правосудия. Переговоры, запросы, посреднические усилия, визиты, приглашения — что только не было испробовано! Брюссель, однако, так и не смог «заставить Варшаву сдаться», отмечает автор. Поэтому в конце концов была сделана ставка на «атомный вариант» (то есть на применение статьи 7-й упомянутого выше договора). Для Брюсселя настало время действовать.

Неужели возможны самые серьёзные санкции?

Едва ли.

Строгие меры наказания могут принять только все страны ЕС единогласным решением. Но Венгрия уже заявила, что она твёрдо стоит на стороне Варшавы.

На фоне кризиса в отношениях Польши и ЕС присутствует и политическая напряжённость между Востоком и Западом, напоминает далее автор. Раскол ширится. Высказывается мнение, что «правое католическое правительство Польши» успешно навязало обществу образ ЕС как противника Польши и заявило, что «морально разложившийся» Запад «закатывается».

Нынешняя «правовая атомная бомба» от еврокомиссаров лишь ускорит центробежные силы. Возможно, ЕС слишком долго ждал и теперь вряд ли может что-то сделать в борьбе за верховенство закона в Польше. 13 законов уже приняты.

В Брюсселе же считают, что риск бездействия ещё выше.

Последствия санкционного удара «вряд ли предсказуемы», считает автор материала. Кто знает, не закончится ли это выходом Польши из ЕС, который состоится даже в том случае, если население отнюдь того не желает (а оно, согласно опросам, как раз не желает).

По мнению политолога Ренаты Миенковской, правительство Польши, вероятно, не заинтересовано в том, чтобы оставаться в ЕС после 2020 года, то есть после следующих парламентских выборов и в начале нового бюджетного периода ЕС. «Мне больно это говорить, — сказала она, — но выход Польши из ЕС абсолютно возможен» (absolut möglich).

Так думают не только политологи.

Власти Польши могут провести референдум о выходе из ЕС «в стиле Brexit», предполагает председатель Европейского совета Дональд Туск. По его словам, это случится, если Польша перестанет получать финансирование от Брюсселя.

Глава Евросовета убеждён, что польская партия «Право и справедливость» видит пользу от участия в Евросоюзе исключительно в получении средств. Польша желает быть «чистым бенефициаром». И пока Евросоюз вбухивает в Польшу деньги, игра для Польши «стоит свеч». Всё, что идёт помимо платёжного баланса (общий рынок, правопорядок, гарантированная безопасность и т. д.), Польшу не интересует.

«Поэтому, — цитирует председателя Евросовета британская газета «The Telegraph», — я могу легко представить себе ситуацию, когда однажды Польша окажется среди [не бенефициаров, а] вкладчиков, и польское правительство решит, что пришло время спросить поляков о том, хотят ли они ещё видеть Польшу в ЕС, а затем работать в том направлении, чтобы они [поляки] пришли к выводу: с членством в ЕС необходимо проститься».

По словам Туска, в Брюсселе до сих пор питают большие надежды на сохранение Польши в ЕС.

Некоторые эксперты не допускают, что трения между Польшей и Брюсселем могут пошатнуть единство ЕС.

Едва ли разногласия между Польшей и евробюрократами пошатнут основы ЕС: «локомотивы» союза между собой договорятся, считает директор по международным проектам Института национальной стратегии Юрий Солозобов. Его цитирует РИА «Новости:

«Локомотивы Евросоюза, Франция и Германия, смогут договориться о создании унитарной Европы. Тут важно, кто войдёт в ядро этого союза, а кто останется на периферии. В нынешней ситуации Польшу просто так не отпустят. Варшава — крупнейший получатель финансовой помощи от ЕС, а после 2020 года она должна начать выплаты за предоставленные средства. Поэтому Брюссель от Польши не откажется. Как шутят германские эксперты, проще сменить польское руководство, чем отпустить ситуацию в Варшаве на самотёк. Да и в самой стране всерьёз никто из ЕС уходить не хочет — комфортную жизнь ценят все».

Так отчего же Польша так себя ведёт? Это объяснил другой эксперт, политолог Сергей Станкевич, проживший несколько лет в Польше. «В Речи Посполитой у депутатов сейма был принцип liberum veto, свободного вето, позволявшего прекратить обсуждение любому депутату, — напомнил он. — Это сохранилось в национальном характере: Польша имеет право на вето. Плюс шляхетский гонор, страсть: "Умру, но настою на своём". Поэтому там и порвалась цепь мировой системы социализма».
 

* * *


Получится ли у поляков настоять на своём? Едва ли. Нынче с большими трудностями в виде «платы за развод» столкнулась Великобритания. Ну а Польше, который придётся рассчитываться за европейскую поддержку, в случае попытки выхода из ЕС после 2020 года ждёт реальный финансовый крах. Правительство, которое действует сейчас, так далеко попросту не заглядывает. Это временщики — сегодня творят дела они, завтра расхлёбывать за ними будут другие.

Выпендриваются бенефициары, отвечать будут вкладчики.
 

 

Обозревал и комментировал Олег Чувакин