Консерватизм оптимистов

24.10.2021 22:37

Консерватизм оптимистов

Можно сказать, что в своём выступлении на Валдайском форуме российский президент Владимир Путин подвёл итог тридцатилетию мирового порядка, установленного после распада СССР. Этого времени утраченных возможностей. «Неудачи», следствием которой и стало «нынешнее состояние мира». Напряжённое, крайне конфликтное и совершенно непредсказуемое.

И в самом деле, тогда крупнейшая мировая держава, находящаяся на пике военной мощи, по сути, принесла себя в жертву во имя нового, более справедливого мирового устройства. Во имя преодоления опасности глобальной войны на полное уничтожение человеческой цивилизации, во имя нового мышления и общечеловеческих ценностей, ради устранения опасного идеологического противостояния. Тогда казалось, что все барьеры рухнули и мир стал общим домом для всех. Но все эти надежды очень быстро рухнули. Мир, возникший из всех этих ожиданий, стал ещё более опасным и тревожным.

Вместо выработки новых подходов к системе глобальной безопасности, вместо единения страны Запада объявили себя победителями и возвели на олимп, где лишь обмахивались опахалом исключительности и почивали на лаврах. Создалась очень странная система с бесконечным пиром «победителей» и болтовнёй об общем благе и единых стандартах. Реальные проблемы не решались, но лишь усугублялись. Это показала и эпидемия коронавируса, когда вместо объединения произошло ещё большее разъединение. Это продемонстрировал и Афганистан, где за 20 лет своего присутствия Штаты не смогли решить ни одной задачи. А, например, борьба с терроризмом после 11 сентября привела к созданию ещё более чудовищных его форм. И так далее.

Создалось впечатление, что тот самый пресловутый однополярный мир произвёл застой в рамках двухуровневой системы: верх — пирующие олимпийцы, низ — плацдарм для демонстрации эгоистической воли самозваных и исключительных «богов», которую они рядили в одежды демократии. При такой системе перемены были неизбежны, так как она всё больше контрастировала с реальностью, а почва уходила из-под ног. Не о какой-то победе, вообще, следовало говорить, а о том, что 30 лет назад миру был дан шанс. К сожалению, упущенный.

Сейчас началась эпоха фундаментальных, коренных перемен, которая несёт не только изменение более-менее привычного уклада жизни и опасности многих кризисов, но и возможности. На них и сделал акцент в своём выступлении Владимир Путин. Причём возможности эти обретают вовсе не утопический формат, как это было в советскую перестройку, а реалистический. Путинская речь на заседании клуба «Валдай» была о реализме.

Как отметил российский президент, раньше в схожих ситуациях системных изменений и необходимости решения накопившихся глобальных проблем всё решалось через «потрясения всемирного масштаба: мировые войны, кровопролитные общественные катаклизмы». К таким выходам подводит и «существующая модель капитализма». Сейчас она уже устарела и не отвечает современной реальности и запросам людей и, опять же, варианты выхода из назревшего клубка противоречий предлагает всё в том же формате глобальных потрясений, которые сейчас будут самоубийственными.

Тот же пример коронавирусной эпидемии показал, что в нынешних условиях мир не сумел сплотиться, существующая система стала действовать реакциями разобщения.


Вообще, критика капитализма продемонстрировала фундаментальный и последовательный отход от идеологии, которая выстраивает линии разделения, а особенно за последние 30 лет тот же капитализм стал предельно идеологичен. Вместо него сделана ставка на социальное, человеческое.

Помимо исчерпанности капитализма, констатируется конец «доминированию Запада в мировых делах». А это значит, что нынешняя эпоха перемен подводит определённую черту не только под тридцатилетним цивилизационным забегом, но и под периодом мировой истории длиной в несколько столетий. Вместо всеобщей унифицикации под единые форматы, всё больше похожие на нити кукловода, вместо подвёрстывания всех и вся под стандарты капитализма и демократии происходит становление «более многообразной системы», где важен не общий марш в едином строю, а индивидуальное, суверенное.

В своём выступлении Владимир Путин много внимания уделил критике традиционных путей выхода их схожих кризисов, таких как война и революция. Он отметил, что в нынешних реалиях война не прекращается, она не является переходным этапом для мира, а «только усугубляет хаос и углубляет опасный для мира вакуум». Также и революционные потрясения ведут лишь к распаду, как это было в отечественной истории в начале и в конце XX века.

Путин сформулировал третий путь, который заключается в ставке на государство, причём социальное, являющееся «структурообразующей единицей мирового устройства», на суверенитет. Всё это нивелировалось в последний тридцатилетний период мировой неудачи. Когда утверждалось, что необходимо передоверить свой суверенитет мировому жандарму, подписать дарственную, хоть и кровью, после чего тот будет вершить суд праведный, а тебе останется лишь наслаждаться прекрасными мгновениями, с избытком нафаршированными свободой и демократией, да делать то, что скажут.

Следующая составляющая альтернативного потрясениям пути — ориентация на систему ценностей, которая не является производной той или иной идеологии, текущей конъюнктуры. Наоборот, это «продукт культурно-исторического развития каждой нации, и продукт уникальный». Эта твёрдая ценностная опора, о которой сказал Путин, противоположна практике «ценностного диктата», когда происходит насаждение определённого формата ценностей без внимания на индивидуальные различия стран и народов. Не вписывается она и в нынешнее модное поветрие «социального прогресса», когда либеральным экспериментам по перековке, переплавке и переформатированию подвергается не только общество, но и человек. А сами эти эксперименты ради нового дивного мира всё более обретают черты агрессивности и насильственности.

Третий путь, открывающий возможности, обозначается президентом как «консервативный подход». Причём не в духе известной установки на «подморозить» и новый общественно-политический ледниковый период.

Это «не бездумное охранительство, не боязнь перемен и не игра на удержание, тем более не замыкание в собственной скорлупе».


Этот путь Путин назвал «консерватизмом оптимистов», что расшифровывается как «опора на проверенную временем традицию, сохранение и преумножение населения, реализм в оценке себя и других, точное выстраивание системы приоритетов, соотнесение необходимого и возможного, расчётливое формулирование цели, принципиальное неприятие экстремизма как способа действий». Это разумная и рациональная линия поведения. Реалистическая.

И очень важная ремарка: всё это проговаривается не в качестве заявки России на лидерство в новом мире или её претензии (боже упаси!) на исключительность. Речь идёт об ответственности, о том, что наше преимущество — «в нашем историческом опыте». Все варианты путей мы испытали в XX веке: и революции, и войны, и попытки отказа от индивидуального взамен на превознесение чужого опыта либо ставки на интернационал общечеловеческих ценностей. Пытались кардинально изменять или перестраивать общество, формировать совершенно новый тип человека. Но в итоге оказалось, что всё это лишь формы социальных и общественно-политических стихийных бедствий, а неизменной опорой, фундаментом является только своё: многими веками сформированная, совершенно уникальная цивилизация и тип человека, который ей под стать.

Надо сказать, что подобный откровенный разговор и есть задача Валдайского клуба. Не монолог и диктат какой-либо одной страны, а ответственный диалог на равных.