Экономический анклав России: новая фаза отношений с Сирией

Экономический анклав России: новая фаза отношений с Сирией anna-news.info

На мирные рельсы

Последние годы основной новостной сводкой, связанной с Сирией, была хроника военных действий, перемежающаяся со стычками многочисленных войск третьих стран. Еще в страну наведывался президент Путин, но его визиты имели обычно военно-политический оттенок.

7 сентября неожиданно (и всего на несколько часов) в Дамаск прибыла делегация во главе с руководителем МИДа Сергеев Лавровым и вице-премьером Юрием Борисовым. Примечательно, что для Лаврова это первый за девять лет визит в Сирийскую Арабскую Республику. Если присутствие Юрия Борисова в составе делегации объясняется дальнейшим развитием военного сотрудничества двух стран, то «мирный» Лавров, безусловно, прибыл с совсем иной миссией.

Россия вступает с Сирией в новую фазу взаимоотношений, базис которой как раз и закладывается сентябрьским визитом делегации высокопоставленных российских чиновников. Военные действия в стране если не заканчиваются, то переходят в вялотекущую фазу, что заставляет задуматься о грядущем мирном строительстве. Многолетняя война, переходя из гражданской в народно-освободительную, оставила тысячи населенных пунктов с разрушенной инфраструктурой и уничтоженным жилым фондом. Правительству Асада приходится работать под гнетом последствий пандемии COVID-19 и международных санкций. Фактически только Россия с Ираном имеют хоть какую-то возможность и желание оказывать Дамаску экономическую помощь. Не стоит забывать, что и эти страны находятся под вполне серьезным секционным давлением.

Отдельной фигурой в истории выступают США, которые в очередной раз обострили отношения, подписав так называемый закон Цезаря. Он, понятно, никоим образом не относится к правителю Римской империи. Закон посвящен некоему фоторепортеру, вывезшему из Сирии фотодоказательства пыток и убийств в местных тюрьмах. Этот законодательный акт вступил в силу 17 июня и направлен против «виновных в массовой гибели мирных граждан и многочисленных злодеяниях, включая применение химического оружия и другого варварского оружия». Теперь любая компания, в том числе и российская, пожелавшая сотрудничать с официальным Дамаском, рискует попасть под жесткие санкции со стороны Вашингтона. Более или менее свободно себя могут чувствовать, похоже, только компании, которые уже под американскими санкциями. С каждым годом таких все больше, поэтому шансы у Сирии на экономический подъем все же есть.

На подобном экономическом и политическом фоне проходила встреча российской делегации с первыми лицами Сирии. В связи с этим немалую часть повестки заняли экономические переговоры. Юрий Борисов на брифинге подытожил:

"Новое соглашение, которое мы прорабатываем, имеет целью восстановление около сорока объектов, в том числе и энергетической инфраструктуры. В частности, это каскад гидроэлектростанций, которые в свое время были построены еще советскими специалистами, и возобновление добычи шельфовых месторождений. Соглашение с одним из операторов уже подписано и ждет ратификации".

Для справки: в текущем году исполнилось 76 лет дипломатическим отношениям Сирии и России (СССР), и данная ситуация во многом повторяет многолетнюю историю взаимоотношений двух государств. Самые ощутимые результаты российско-сирийского сотрудничества достигнуты в технической и научно-образовательной сферах: построены Евфратский гидроэнергетический комплекс, более 80 крупных промышленных объектов, проложены тысячи километров железных дорог и линий электропередачи. Свыше 35 тысяч сирийцев получили образование в советских и российских вузах, ежегодно на учебу в Россию направляется свыше 100 человек. Таким образом, миссия Борисова и Лаврова во многом является правопреемницей советской внешней политики. Определенным препятствием, помимо вышеописанных, становится и фактическая блокада основных нефтеносных провинций оккупационными войсками США и курскими формированиями. В итоге страна, которая ранее экспортировала углеводороды, сейчас вынуждена закупать их за границей. Аналогичная ситуация и с пшеницей, которой Сирия издревле была богата. Несмотря на подобную риторику России, все отлично понимают, что без смягчения позиции Запада полноценного восстановления экономики страны ждать не приходится.

Политическая реформа по требованию

Вся надежда на работу Конституционного комитета. Именно таким девизом можно характеризовать попытки политических реформ для правительства Башара Асада. У президента ситуация вообще незавидная. С одной стороны, без поддержки России он на своем посту не удержится, а с другой — есть надежда на снятие хотя бы части санкций. Одним из требований Запада был диалог с оппозиционными формированиями и инициация конституционной реформы. Основным органом урегулирования в 2018 году в Сочи был выбран Конституционный комитет, располагающийся в Женеве. В него вошли 15 представителей властей Сирии, 15 членов оппозиционной сирийской комиссии по переговорам и еще 15 представителей сирийского гражданского общества. Долгое время Комитет «простаивал», и только 24 августа текущего года возобновил свою работу под эгидой ООН. Именно на его работу возлагают основные надежды сторонники демократических преобразований в Сирии, в числе которых, несомненно, и Россия.

В случае провала работы Конституционного комитета Москве придется восстанавливать Сирию фактическим в одиночку, а на это нет ни средств, ни особого желания. Разрушенная страна еще долго будет очагом террористической угрозы, съедающей немалые ресурсы России. В случае успеха конституционных преобразований с Дамаска снимут часть ограничений, в том числе и торговых, и сотрудничество России с республикой станет вполне взаимовыгодным.

Но, похоже, что власть для режима Асада важнее структурных преобразований в обществе и политических реформ. Дамаск последнее время не находит общего языка с оппозицией в рамках Конституционного комитета, чем уже начал вызывать раздражение России. Кроме этого, «Партия национальной воли» и «Демократические силы Сирии» в Москве заключили соглашение о новой конституции, направленной на децентрализацию власти в стране. Россия, главный арбитр в этой ситуации, поддержала коалицию двух партий. Однако Башар Асад, оценивая перспективы потери собственной монополии на власть, отказался одобрить данное соглашение.

И сейчас непонятно даже, успеют ли околосирийские реформаторы договориться по новой конституции до выборов президента 2021 года, после которых Асад явно будет менее сговорчив. Валид Муаллем, министр иностранных дел Сирии, вообще загнал всех в тупик, указав, что никакие новые инициативы «Партии Национальной воли» и «Демократических сил Сирии» не будут приняты, если они противоречат действующей конституции. То есть никакой новой конституции, так как она противоречит действующему Основному закону государства!

Замкнутый круг, разрешить который, очевидно, должна была миссия российских чиновников высшего ранга. С присущей главе МИДа тактичностью Сергей Лавров в ответ на требования Запада ускорить процесс политических реформ заявил:

«Временных рамок в работе Конституционного комитета Сирии нет и быть не может».

Новый этап развития отношений России с Сирией, очевидно, уже наступил. Подавленное с помощью российских ВКС и спецподразделений террористическое подполье все меньше отвлекает внимание. И есть возможность сконцентрироваться на насущных проблемах мирного строительства.

Дамаск, очевидно, считает, что Россия, как и СССР в свое время, будет безвозвратно вкладывать миллиарды в экономику страны — ради лояльности руководства. Но у Москвы вполне прагматичный подход: мирное политическое урегулирование, по мнению Кремля, возможно только после смягчения режима Башара Асада и диалога с адекватной оппозицией. Насколько это будет возможно, зависит от дипломатического мастерства Сергея Лаврова и потенциала ВКС России.