Техническая изоляция: США закрывают экспорт космических технологий в Россию

24.12.2021 10:30

Техническая изоляция: США закрывают экспорт космических технологий в Россию Фото: SpaceX

Невеселая риторика


Американцы, кажется, запретили России все, до чего смогли дотянуться. Но, оказывается, пространство для маневра все-таки осталось. И дело не в системе SWIFT, а в гораздо более прозаичной вещи – в экспорте космических технологий.

Сенатор Марко Рубио озаботился сохранностью космического лидерства Соединенных Штатов и внес в Сенат соответствующий законопроект. Документ именован «О защите американского лидерства и предприятий в космической сфере» и призван ограничить не только Россию, но Китай.

По мнению вашингтонского сенатора, критически важные технологии не должны быть куплены или напрямую заимствованы конкурентами, так как это влечет за собой стратегические риски. Рубио предлагается создать межведомственный механизм контроля военно-гражданского сотрудничества американских компаний с китайскими и российскими коллегами.

Проще говоря, в США боятся, что российские и китайские спецслужбы, маскируясь под коммерческие фирмы, разведают самые сокровенные тайны американского космоса.

Естественным будет вопрос – а почему NASA раньше не озаботилось своей безопасностью?

Зачем для тривиальной, в общем-то, проблемы, пришлось сенатских законотворцев привлекать?

Как утверждают эксперты агентства Russia Today, все дело в нарастающем технологическом отставании Соединенных Штатов. Дескать, в космической отрасли у американцев не все ладно, и ради сохранения существующего статус-кво они готовы на непопулярные методы конкуренции.

Впрочем, если стране нечем особо делиться по причине отставания, то экспорт каких технологий вообще можно ограничить?

С точкой зрения аналитиков RT согласиться можно с очень большими оговорками.

Марк Рубио действительно озабочен промышленным шпионажем со стороны России и Китая (КНР, к слову, опасаются гораздо больше), но все опасения сконцентрированы вокруг коммерческой составляющей космической программы.

За последние несколько лет несколько частных компаний, пусть и с частичным государственным участием, добились впечатляющих результатов. И эти конторы, к сожалению, не китайские и не российские.

Несмотря на то, что Россия открыла эру космического туризма – в 2001 году Деннис Тито заплатил за полет 20 млн долларов – сейчас эта отрасль целиком отошла Соединенным Штатам. Только за последние 4 месяца в космосе туристами побывали 18 человек. Цена вывода килограмма полезной массы на орбиту стремительно снижается.

Если 20–25 лет назад это стоило около 28 тыс. долларов, то сейчас Falcon 9 обещает менее 2 тыс. за один килограмм. А Илон Маск прогнозирует и 10 баксов за килограмм в грядущем Starships. Впрочем, к заявлениям самого богатого человека на Земле стоит относиться с известной долей скепсиса. Он уже много раз обещал, потом откладывал реализацию, а позже и вообще забывал о сказанном.

Судя по всему, мы наблюдаем зарождение новой многомиллиардной индустрии не только развлечений, но сверхоперативного перемещения по планете.

Упоминаемый Starships планируют обустроить для перелета пассажиров из США в Европу всего за три четверти часа. Место в таком «Гиперконкорде» XXI века будет стоить пассажиру более 1 тыс. долларов, однако, авторы идеи уверены в успешности проекта. Это начальная сумма – в дальнейшем технологии будут неизбежно дешеветь.

Повторение истории


К чему вся эта ярмарка американского космического лидерства?

К тому, что все технологии, вращающиеся в коммерческом космосе, изначально имеют двойное назначение. Выкупить или «позаимствовать» инновацию в условно частной конторе Илона Маска гораздо проще, чем проникнуть в космические программы Пентагона или NASA.

Напомним, в финальной стадии готовности ракета, способная поднять на орбиту более 100 тонн груза – это упоминаемый выше Starships. Насколько критично важные технологии сейчас на руках у SpaceX – рассказывать излишне.

Именно поэтому сенатор Марко Рубио решил внести в Сенат законопроект «О защите американского лидерства и предприятий в космической сфере». Предполагается ограничить продажу представителям России и Китая телекоммуникационных и аэрокосмических товаров, а также обяжут производителей уведомлять об инвестициях из этих стран.

Сенатор особенно ревностно относится к Китаю:

«Защита технологических инвестиций от корпоративного шпионажа со стороны КПК имеет критическое значение для нашей экономической и национальной безопасности. Конгресс и администрация президента Байдена должны отнестись к этой агрессии со всей серьёзностью, или мы рискуем утратить положение мирового лидера в космическом будущем».


Есть у инициативы и конкретные деструктивные цели, не направленные на защиту собственных технологий. Рубио призывает «торпедировать» российско-китайский проект Международной научной лунной станции.

Конечно, напрямую затормозить лунные амбиции двух стран Соединенным Штатам будет тяжело, но ограничить трансфер собственных технологий в проект вполне возможно.

К слову, это вполне нормальные взаимоотношения стран, глубоко втянутых в новую холодную войну.

Сейчас у Вашингтона вполне осязаемые проблемы с лунной программой, и если еще затянуть, то вторыми в истории на естественном спутнике Земли окажутся китайцы. С российской технологической помощью, конечно. Большие надежды в США питают как раз к результатам разработки сверхтяжелого Starship, способно подбросить астронавтов к Луне.

Параллели с холодной войной в этой ситуации не случайны.

Россию последовательно заводят в технологическую изоляцию, которая во многом даже опаснее финансовой. По разным причинам наша страна потеряла лидерство в космосе, несколько лет двигаясь по инерции советского технологического наследия. Когда запал закончился, оказалось, что отечественный космос требует как минимум серьезной реформы.

В этой связи вспоминается история с советской микроэлектроникой, которая до конца 70-х годов вполне могла конкурировать с американскими продуктами. Потребности в полупроводниках у военных в Советском Союзе и США были, в общем-то, сходны. Но потом за океаном появился рынок бытовых вычислительных машин, который просто завалил отрасль миллиардами. Американцам пришлось даже избытки технологий экспортировать в Южную Корею и Японию.

В итоге потребитель, а не государственный заказчик диктовали требования к производителям, что и стало драйвером роста микроэлектроники. До определенного момента ВПК был очень эффективным локомотивом этого процесса, но даже его ресурсы далеко не бесконечны.

Очень похожая ситуация сейчас складывается с американским космосом – в дело лезут такие как Маск, Безос и другие, менее известные миллиардеры. Только в 2019 году объем индустрии оценивали с 366 млрд долларов. Бизнесмены быстро снижают затраты на космические полеты и выводят космос из постоянно дотационной истории в прибыльный проект. Через двадцать лет, по оценке Morgan Stenley, здесь будет ежегодно крутиться более одного триллиона долларов.

Помимо коммерческих полетов в космос, активно развиваются частные спутники. Например, орбитальные группировки Satellogic в ближайшие годы могут организовать онлайн-наблюдение за любой точкой Земли.

Сорок лет назад Советская Россия потеряла лидерские позиции в микроэлектронике. Восстановление потребует сотен миллиардов и не гарантирует быстрого успеха.

Переход космоса в США в руки частников грозит новой катастрофой для России – лавинообразный рост индустрии окончательно отбросит страну на технологические задворки. Именно поэтому пакет ограничений Марка Рубио необходимо воспринимать не как признак американской слабости, а как руководство к срочным мерам в «Роскосмосе».