Запад сдал курдов Эрдогану. На очереди Греция

03.07.2022 15:34

Запад сдал курдов Эрдогану. На очереди Греция

Изменение позиции Турции по вопросу присоединения Швеции и Финляндии к НАТО было делом времени. Мало кто ожидал, что это произойдет так скоро, но еще меньше было сомнений в том, что это неизбежно. И с наибольшей тревогой за этими событиями наблюдают не только в Курдистане и курдской диаспоре, но и в Греции.

В минувшую субботу турецкая разведка отрапортовала о поимке шпиона Мохаммеда Амара Ампары, работавшего на их греческих коллег. Якобы бизнесмен под видом торговой деятельности узнавал и передавал Афинам информацию об армии Турции, сирийских беженцах в стране и сторонниках FETÖ — организации последователей Фетхуллаха Гюлена, которого Эрдоган считает организатором попытки путча 2016 года.

Это не первый и не последний шпионский скандал, но особую пикантность ситуации придает обстоятельство, что обе страны — члены НАТО, военной организации олицетворяющей единство Запада (в последнее время вызывающего вопросы) перед лицом любой (в последнее время преимущественно российской) угрозы.

Вообще, противостояние Турции и Греции длится не первое столетие. Не будем вдаваться в уже забытые Афинами детали того, как независимости страны удалось добиться стараниями не только греческого, но и русского воинства, — Адрианопольский мир, который де-факто закрепил самостоятельность Греции, стал результатом войны Российской и Османской империй в 1828-1829 годах. Нас куда больше интересуют события последних десятилетий.

Заботливо оставленная Британией мина замедленного действия в виде кипрского вопроса препятствует нормализации отношений Афин и Анкары уже почти 40 лет.

Воспользовавшись военным переворотом 1974 года на Кипре (который был поддержан Грецией), Турция взяла под контроль северную часть острова. Это обстоятельство служит серьезной преградой на пути в Евросоюз — Кипрская Республика сама входит в ЕС, но Анкара не признает правительство в Никосии. Более того, в 2014 году ЕСПЧ обязал турецкую сторону выплатить киприотам в общей сложности 90 миллионов евро, от чего правительство Эрдогана ожидаемо отказалось. После этого он неоднократно менял свою позицию по проблеме евроинтеграции: то заявлял, что Турцию это больше не интересует, то называл вхождение в ЕС стратегической целью — как-никак 23 года в статусе кандидата.

В последние годы эта история заиграла новыми красками. В конце 2010-х геологи в Левантийском бассейне обнаружили месторождения нефти и газа, при этом несколько из них расположены в экономической зоне Кипра.

Но даже без этих запасов остров представляет интерес с точки зрения энергетической безопасности — через его территорию планируется строительство EastMed, Восточно-Средиземноморского газопровода, который призван обеспечить поставки в Европу ближневосточного топлива. Для этого Греция активно развивала контакты с другими странами региона, в частности Израилем и даже Египтом.

Еще один вопрос, в котором формальные союзники противостоят друг другу, — споры вокруг островов в Эгейском море. В Анкаре убеждены, что Греция нарушает их демилитаризованный статус. В Афинах, в свою очередь, считают эти претензии "юридически, исторически и фактически не обоснованными". Если вкратце, греческая сторона хочет расширить прилегающие к островам территориальные воды на разрешенные Конвенцией ООН по морскому праву 12 миль, чтобы разрабатывать имеющиеся там газовые месторождения.

Турция этот документ не подписывала, поэтому в Анкаре предпочитают ссылаться на меморандум о взаимопонимании с Ливией по разграничению морских зон, заключенный в 2019 году. Это соглашение, в свою очередь, уже не признают греческие власти, поскольку считают, что он нарушает их права на богатую ресурсами шельфовую зону. После его подписания из Афин даже выслали ливийского посла.

Позицию Греции в этом вопросе неоднократно поддерживали Египет и Израиль, а также Франция, которые проводили совместные флотские учения. В начале года Афины разместили у островов в проблемном районе десантную группировку. Все это — на фоне прямых угроз войной со стороны Анкары.

Чтобы понять, почему эти вопросы играют столь значимую роль для Турции, стоит вспомнить о том, кем она себя видит.

Если Россию иногда упрекают за отсутствие национальной идеи, то у Эрдогана их целых три. Нынешнее турецкое руководство до недавних пор одинаково активно пыталось продвигать для внутренних и внешних потребителей концепты евроинтеграции, неоосманизма и пантюркизма, однако первая идея ввиду описанных выше обстоятельств утратила свои позиции.

В рамках своей неоосманской политики Эрдоган рассматривает Ближний Восток как собственный задний двор и имперское наследство, поэтому попытки Афин налаживать контакты с арабскими странами в Анкаре воспринимают в штыки. Но проблема в том, что со времен владычества Порты бывшие вилайеты существенно окрепли и их не особо прельщает перспектива регионального лидерства этнически чуждой Турции. Некоторые игроки — такие как Саудовская Аравия и в меньшей степени Египет, и вовсе сами хотели бы видеть себя главными в арабском мире. Они даже добиваются некоторых успехов на этом поприще, но с оглядкой на Россию.

С претворением в жизнь концепции Великого Турана у Эрдогана выходит лучше всего: в последние годы интеграция тюркских народов набирает обороты, особенно активно с Анкарой сближается Баку. Но и другие среднеазиатские бывшие советские республики (в частности, Казахстан) тоже не отказываются от этого проекта. Учитывая, что эта идея подразумевает если не единое государство, то как минимум общность "от Средиземного моря до моря Лаптевых", в России пристально наблюдают за действиями Турции на этом направлении.

Реализация любой из этих идей потребует от турецких властей колоссальных затрат и строительства мощной экономики. И здесь лодка султанских амбиций разбивается о суровый быт рекордной 70-процентной инфляции, которая ставит под угрозу не только реализацию масштабных стратегий, но и победу Эрдогана на выборах, до которых осталось меньше года.

Однако в свете нынешней турбулентности и попыток Европы найти альтернативу российским газу и нефти, доступ к энергоресурсам сулит Анкаре огромные выгоды, которые могли бы помочь в решении имеющихся внутренних проблем. Именно поэтому Турция так ревностно отстаивает свой статус главного топливного хаба на юге Евросоюза, пытаясь к тому же стать и самостоятельным поставщиком. В погоне за этим она ведет себя как отвязавшееся от корабля НАТО орудие, стреляя на 270 градусов — и в спорах с Грецией, и в вопросе вступления в альянс Финляндии и Швеции, которые вынуждены идти на уступки. И США вынуждены наблюдать за тем, как такие действия ставят под угрозу единство Запада, — как говорится, не то время, чтобы бить в темя. И плевать, что декларируемые Америкой и ее союзниками ценности в этой сделке Анкары, Стокгольма и Хельсинки предстают разменной монетой, ведь за отказ от эфемерных идеалов можно получить вполне материальные выгоды. Вот только в Афинах понимают, что следующей подачкой в обмен на лояльность Эрдогана могут стать уже их интересы.

Автор: Давид Нармания
Ссылка на источник:  Запад сдал курдов Эрдогану. На очереди Греция