Закон об уголовном наказании за фейки. Как он изменил работу журналистов

07.03.2022 22:16

Закон об уголовном наказании за фейки. Как он изменил работу журналистов Фото: Михаил Гребенщиков / РБК

Поправки в Уголовный кодекс о наказании - до 15 лет тюрьмы - за дискредитацию, фейки о военной операции и призывы к санкциям вступили в силу. Юристы прокомментировали новые нормы и оценили, как они изменят работу журналистов

Президент России Владимир Путин в пятницу, 4 марта 2022 года, подписал закон об уголовной ответственности за фейки о действиях российских военных в рамках спецопераций и призывы к антироссийским санкциям. Председатель Госдумы Вячеслав Володин объяснил эти нормы необходимостью защитить «солдат, офицеров и «правду».

Глава комитета по информполитике, информационным технологиям и связи Александр Хинштейн, в свою очередь, в субботу заявил, что закон будет доработан, а ответственность распространят на ложную информацию о Росгвардии и «других государственных военных (и не только) организациях, участвующих в военной операции на Украине».

За публичное распространение заведомо ложной информации об использовании Вооруженных сил Российской Федерации» предусмотрен штраф до 1,5 млн руб., принудительные работы или лишение свободы до трех лет;

Отягчающими факторами может стать служебное положение, фальсификация доказательств, корыстные побуждения или мотивы политической, расовой и другой вражды. В этом случае штраф увеличивается до 5 млн руб., принудительные работы - до пяти лет, лишения свободы - до десяти лет;

Если распространение дезинформации повлекло тяжкие последствия, тюремный срок составит от десяти до пятнадцати лет;

За публичную дискредитацию вооруженных сил грозит штраф от 100 тыс. до 300 тыс. руб., принудительные работы либо лишение свободы до трех лет;

Если такие действия повлекли смерть по неосторожности, причинили вред здоровью или имуществу граждан, спровоцировали массовые нарушения общественного порядка, штраф возрастает до 1 млн руб., срок лишения свободы - до пяти лет;

Под запрет попадают призывы к введению санкций в отношении России. Наказание - штраф до 500 тыс. руб. либо лишение свободы на срок до трех лет (со штрафом до 200 тыс. руб.).

Что говорят о вступивших в силу поправках и что советуют журналистам юристы - в обзоре редакции.

Михаил Федотов, один из авторов первой редакции закона «О СМИ»

«Устанавливая уголовную ответственность за «публичное распространение под видом достоверных сообщений заведомо ложной информации, содержащей данные об использовании Вооруженных сил России в целях защиты интересов Российской Федерации и ее граждан, поддержания международного мира и безопасности», законодатель решает одну задачу и одновременно создает другую. С одной стороны, он ставит преграду для заведомых фейков, целенаправленно распространяемых в формате информационного противоборства, а с другой — создает серьезные проблемы для работы профессиональных журналистов и СМИ, стремящихся добросовестно выполнять свою социальную миссию и не нарушать при этом ни закон, ни Глобальную хартию этики журналистов.

Трудности возникают уже из слов «публичное распространение», поскольку наше информационное законодательство понимает распространение не только как передачу информации от источника к потребителю, но и как предоставление доступа к информации, размещенной в информационно-телекоммуникационной сети. Следовательно, не исключается уголовное преследование за сообщения и материалы, которые были размещены в интернете до вступления нового закона в силу и остались доступны публике позднее. Если после вступления закона в силу эти материалы будут удалены, то ответственность за их содержание исключается в силу требований ст. 10 Уголовного кодекса.

Следует обратить внимание и на формулировку о заведомой ложности распространяемой информации. Если распространитель осознает, что доводит до всеобщего сведения именно фейк, то в его действиях есть правонарушение. Если он не знает, что это фейк, то в его действиях правонарушения нет. Бремя доказывания заведомой ложности лежит при этом на стороне обвинения.

В новом законе говорится также об уголовной ответственности за «публичные действия, направленные на дискредитацию использования Вооруженных сил РФ в целях защиты интересов РФ и ее граждан, поддержания международного мира и безопасности». Здесь самая большая сложность связана с тем, что понятие «дискредитация» в отечественном законодательстве не определено и используется впервые. Как оно будет толковаться на практике? Например, информация о том, что военнослужащих плохо кормят — это дискредитация или распространение общественно значимой информации, нацеленной на защиту прав военнослужащих, а следовательно, преследующей общественные интересы? Мне очевидно, что сокрытие такой информации, если она соответствует действительности, подпадает под действие ст. 51 закона «О СМИ» как злоупотребление правами журналиста. Но очевидно ли это будет суду?

Все это касается не только журналистов, но и блогеров, владельцев различных информационных ресурсов, не зарегистрированных в качестве СМИ, да и просто рядовых наших сограждан, имеющих свои аккаунты в социальных сетях»


Для журналистов же ситуация несколько упрощается благодаря тому, что в законе «О СМИ» есть ст. 57, которая освобождает журналистов, редакторов и редакции СМИ от ответственности за содержание распространяемой информации при определенных обстоятельствах:

Если сведения получены от информационных агентств. Например, если газета пишет, «как сообщает агентство Reuters», то редакция и редактор, как и журналист, подготовивший материал, освобождаются от ответственности. Главное - указать ссылку на информационное агентство. При этом ссылка, например на соцсети, от ответственности не освобождает;

Если это перепечатка из другого СМИ, которое может быть привлечено к ответственности. Естественно, речь идет о зарегистрированных СМИ. СМИ-первоисточник при этом от ответственности не освобождается;

Если эта информация содержится в ответе на редакционный запрос или в пресс-релизе государственных или общественных органов или организаций;

Если человек выступает в «прямом эфире» или на форуме, в чате, которые не проходят предварительную модерацию. Естественно, речь идет только о форумах, чатах и так далее, размещенных на сайтах зарегистрированных СМИ.

Нужно иметь в виду, что суд нередко не обращает внимания на эту норму как на незнакомую экзотику и делает вид, что ее нет. Но эта норма существует в законе «О СМИ», и она очень подробно разъяснена в постановлении пленума Верховного суда РФ 2010 года. Безусловно, суды обязаны ее применять. Но важно помнить, что данные правила, получившие название «относительной привилегии», не распространяются на блогеров, незарегистрированные СМИ и всевозможные интернет-ресурсы, работающие без регистрации в качестве СМИ.

Гарий Напалков, управляющий компании Legalight

«Основная проблема в тексте нового закона — неопределенность формулировки состава. Что считать заведомо ложными сведениями? И кто это будет определять? Если я вижу и снимаю видео, то это ложная информация, если она не соответствует официальной позиции? А если я делаю выводы на основании таких видео — я тоже распространяю заведомо ложную информацию?

Вывод: создан очень мощный инструмент борьбы с мнением, отличающимся от официальной позиции. Останется понять, где именно «единственно верный» источник официальной информации. Этого в законе тоже нет.

Реальная ситуация будет зависеть от того, кто и как будет применять эту норму»


Какие СМИ прекратили работу из-за поправок о фейках


Первым о приостановке работы именно из-за возникающих рисков после введения новых поправок - на тот момент еще не принятых - сообщил телеканал «Дождь» (признан СМИ-иноагентом). Накануне Роскомнадзор ограничил доступ к телеканалу, объяснив это требованием Генпрокуратуры, усмотревшей в материалах «Дождя» ложную информацию о событиях на Украине.

В заявлении «Новой газеты» говорится о том, что закон «отразится на полноте редакционной повестки», а многие материалы будут удалены. Однако издание продолжает работать.

«В связи с большим количеством ограничений, которые появились в последнее время для работы СМИ в России», свою работу приостановил Znak.com.

The Bell, в свою очередь, сообщил, что не будет освещать события на Украине, но продолжит «освещать последствия происходящего», прежде всего экономические. Аналогичное решение приняли редакции «Сноб» и Republic (признан СМИ-иноагентом).

«Если у журналиста есть хорошее и правильным образом зафиксированное доказательство (фото, аудио, видео и документы) тогда это не фейковая информация, ответственности за это нет.

Главная рекомендация — максимально все фиксировать. Журналисты будут фактически превращены в следователей. Недостаточно просто на кого-то сослаться. Нужно принимать меры для тщательной фиксации доказательств.

— Важно тщательно с помощью юриста редактировать свои публикации. В огромном и важном материале чаще всего самыми опасными оказывается пара второстепенных фраз, которые юрист мгновенно увидит. Не стоит делать «пресным и беззубым» весь материал — напишите его интересно, ярко и информативно, но дайте на вычитку юристу»